Гертруда Белла

Я не могла отказать Людмиле Павловне


Я не могла отказать Людмиле Павловне ни в чем.
Она не только мой преподаватель и заведующая кафедрой, но она красивая эффектная женщина, которая мне всегда была приятна.
Когда рука Людмилы Павловны нырнула мне под юбку и сжала ладонью мой клитор, я зажмурила глазки и развела ножки.
- Риточка, ты умница - прошептала Людмила Павловна, а ее пальчики начали творить чудеса.
От Людмилы Павловны приятно пахло духами "Lakosta".
Мысль, что сама Людмила Павловна, доктор медицинских наук, мой научный руководитель, светило мирового масштаба ласкает мой клитор, доводила меня до мелкой дрожи.
Я с замиранием сердца протянула руку и стала задирать подол ее, строгого классического стиля, длинной юбки.
Когда моя рука робко проскользила по колготкам Людмилы Павновны с внутренней стороны бедра и уткнулась в ее лобок, обтянутый трусиками, она прошептала мне на ушко:
- пошли на диванчик?
Я едва сдержалась, чтобы не завизжать от восторга, и задыхаясь ответила шепотом:
- пошли, Лю-лю-людми … Па - ло ..

Людмила Павловна уложила меня и ловко стянула с меня трусики и колготки. Я тут же вскочила стала стягивать тоже самое с нее.
Я не знаю, от чего я получила большее наслаждение, от того что она с меня снимала трусики, или оттого что позволяла снять с себя.

Людмила Павловна легла со мной валетиком. Ее голова, с колечками завитых волос, оказалась у меня между ножками, а я задрав на Людмиле Павловне юбку до самого пояса, с наслаждением впилась губами в ее клитор.

Людмила Павлова творила чудеса. Ее язычок настигал меня повсюду. А ее пальчик нежно погружался в мое влагалище. Я очень старалась ей подражать и дела все тоже самое с ней. Мы перекатывались по дивану.
Я никогда не испытывала такого острого оргазма. Он накатывал на меня трижды.
Я была уже обессилена, когда Людмила Павловна легла сверху на меня и мы слились с ней в долгом поцелуе. Мы переплелись ножками и стали бешено тереться своими мокрыми письками. Если бы Людмила Павловна ее зажимала мне ротик своими губками, я бы визжала от наслаждения так громко, что все бы сбежались на этот крик.

Потом мы сидели, обе растрепанные и в помятых юбках и пили кофе.
Людмила Павловна направила меня вентилятор:
- ты вся румяная
Я улыбнулась:
- а вам понравилось со мной, Людмила Павловна?
- очень, я ведь пять раз испытала оргазм.
- и я.

Я посмотрела часы. Ничего себе, мы с Людмилой Павловной занимались этим два с половиной часа. А мне показалось, что всего 10 минут.
Кое-как приведя себя в порядок, мы разошлись по домам, чмокнув друг друга на прощание.

Несколько дней я находилась под впечатлением того, что произошло. Я снова и снова переживала все эти ощущения и моя рука сама тянулась в мои трусики.
Секс с мужем, по-прежнему был до его семяизвержения, и ни шел ни в какое сравнение, с той бурей восторга, который мне подарила Людмила Павловна.
Мы не виделись с ней, уже несколько дней. Наступило лето и у нас был отпуск. Я бродила по улицам, мечтая и переживая, и случайно наткнулась на магазин "интимных товаров".
Продавец любезно рассказывал мне об ассортименте магазина.
Странно, что за свои 35 лет, я оказалась тут впервые. Хотя, может и не странно. Всему наступает свое время.

Продавец стал показывать мне огромную коллекцию искусственных членов. Я была потрясена таким разнообразием форм, размеров и дополнительных аксессуаров.
Оказывается, что они бывают и на батарейках, и с емкостями для имитации семяизвержения.
Я была в состоянии изумления.

И тут, мое внимание привлек член, который имел мужские половые головки на обе стороны и рукоятку посередине.
Почувствовав мой интерес продавец пояснил мне, что это охотно покупают лесбиянки. Они одновременно могут насадить себя на него с обеих сторон и двигая за рукоятку, делать себе фрикции.
Передо мной сразу возник образ Людмилы Павловны, и я вынула кошелек.

Когда я выходила из магазина, унося зачехленный сюрприз, продавец пожелал мне много удовольствий, и пригласил посещать их магазин по чаще. А также он добавил, что для такой красивой леди как я, он готов делать различные скидки и оказывать помощь в подборе товара даже, нетрадиционным способом.
Я вежливо поблагодарила его.

Я сидела перед телефоном, прикусив губки. Больше сдерживаться я не могла.
После трех долгих гудков, в телефонном аппарате раздался знакомый голос Людмилы Павловны.
Она обрадовалась моему звонку
- Риточка, какой ты молодец, что позвонила. Я и сама хотела, но у тебя все-таки муж и дочь. А я одна, мой Артемка уехал в лагерь.
Приезжай. Буду рада. Соскучилась.

Я знала, что Артем ее сын. Людмила Павловна никогда не была замужем, посвятив себя науке. Артем поздний ребенок, она родила его почти в сорок лет. Были даже осложнения.
Людмила Павловна безумно любила своего сына.

Я дрожала от волнения. Я поймала машину и мчалась к Людмиле Павловне. Рядом со мной на сиденье лежал зачехленный имитатор для двоих.

Людмила Павловна открыла мне дверь. Она была в цветном халатике, который туго обтягивал ее стройную фигуру.
Я машинально успела удивиться, как она в своем возрасте, пятидесяти лет, так хорошо выглядит.

Едва мы захлопнули дверь, как сразу кинулись целовать друг друга. Моя рука сама гладила ее тугую попочку и норовила залезть в трусики. А Людмила Павловна пыталась прижать меня к стене и задрать на мне юбку.

После нескольких минут приятной возни в прихожей, Людмила Павловна повела меня в комнату.
Я показала ей, приобретенный сувенир. Оказывается, она тоже раньше такого не видела. И вообще, Людмила Павловна мне сообщила, что никогда не была увлечена лесбийской любовью, но испытав ко мне сначала симпатию, а потом что-то большее, нырнула как в омут в этот сладкий грех.

Я предложила ей не очень переживать, а лучше испытать это чудо инженерной мысли человека.
Мы с удовольствием раздевали друг друга, а затем начался восторг, переходящий в полное счастье.
Мы обнявшись и слившись в поцелуе обе ерзали на этом двустороннем члене.
Мы лежали поочередно друг на друге, изображая из себя то отдающуюся женщину, то неистующегося мужчину.
Людмила Павловна пристраивалась со мне сзади и вводила в меня один конец члена. Я знала, что другой находится в это время, ней.
Потом она поворачивала меня к себе лицом и мы снова ерзали на этом члене.
Я лежала на спинке Людмилы Павловны и раскачиваясь на ее попе делала активные фрикции.

Мы успели испытать восторг оргазма по несколько раз, но все еще не могли насытиться друг другом.

Я положила Людмилу Павловну на спину и развела ее ноги. Я нависла над ней. Член торчал во мне и Людмила Павловна взяв его за рукоятку направила в себя, второй конец.
Я хотела впиться в ее грудь, и в это время, мы обе поняли, что в комнате кроме нас есть кто-то еще.

Мы одновременно повернули голову.
В полутора метрах от нашего измятого ложа любви, стоял мальчик лет пятнадцати или шестнадцати. Он был абсолютно голый и придерживал рукой свой член. У него была сильнейшая эрекция. И сам он был красный и дышал прерывисто и часто.

Я замерла в оцепенении, Людмила Павловна, не выпуская из рук рукоятку фалоса, отпряла назад.
Искусственный член выскользнул из меня и остался только в Людмиле Павловне.
Она машинально сделала несколько фрикций.
И выдохнула
- Артем? Как ты тут оказался? …
- я это - мальчик просто задыхался - я приехал за … Этим … Ну … За канцтоварами. А можно и мне с вами? По-жа-ста.

Повисла тишина.
Что-то стучало. Часы, или наши сердечки?

Людмила Павловна пробормотала:
- Артем, господи, беда-то какая. Как с нами? Ты же мой сын. Я же твоя мама. Риточка, что же делать-то. У него стоит. Я никогда раньше не видела как у него стоит.

Артем начал мелко дрожать.

- ой - испугалась Людмила Павловна - Риточка, зайка моя, любимая, дай ему пожалуйста, смотри что с ним творится, у него сердце лопнет от такого напряжения или яички взорвутся.

До меня постепенно доходил смысл этой ситуации. Секса с Артемом, как и с любым другим мужчиной, мне не хотелось. Я хотела продолжать дальше любить и наслаждаться Людмилой Павловной.
Но она оказалась в беде, ее нужно было выручать.
Я представила себе, что она сейчас испытывает. Стыд перед сыном. Желание облегчить сына. Ведь у него стоит, а она не просто женщина, она мать.
Мне безумно захотелось помочь ей справится с этой проблемой и разделить с ней вместе наш общий стыд.

Я прошептала Людмиле Павловне:
- я ему дам. Пусть меня возьмет.

Людмила Павловна перевела взгляд на сына, она все еще машинально водила имитатором у себя во влагалище. Она что-то хотела сказать, но Артем ее опередил
- мама, а можно мне с тетей? Ну… Тетю?
- Риту. Тетю Риту - на грани истерики, прошептала Людмила Павловна - можно, она согласна.

Я стояла, по-прежнему нависая над Людмилой Павловной, упершись руками в диван. Артем проворно залез и схватив меня за попу, стал тыкаться в мою письку.
Людмила Павловна лежала подо мной, мое лицо было над ее пупочком. Я склонилась к ней, и коснулась сосками ее письки, в которой подрагивал искусственный член. Попу я задирала повыше, стараясь подставить свою письку под неумелые толчки Артема.
Когда член Артема вошел в меня, я подумала, что у моего мужа не такой длинный, и не такой толстый. И еще я подумала о том, как хорошо, что моя писька, разогретая ласками Людмилы Павловны мокрая.
Артем взял меня за ребра, чуть ниже груди, и туго насаживал на член.
Людмила Павловна погладила меня по голове и тихонько прошептала:
- прости, Риточка, как получилось
- ничего, Людмила Павловна, ничего страшного, пусть облегчится, а вы не виноваты.

Я внезапно вздрогнула и подняла голову. Член Артема стал проявлять первые признаки характерных подергиваний, он готовился к выбросу спермы.
- что случилось, Риточка? - всполошилась Людмила Павловна - тебе больно? Артемка, аккуратней, не так яростно.

Я помотала головой, дело не в этом, я сообразила, что Артем не надевал презерватива, а я и мужу не отдаюсь без этого изделия. Я боюсь нежелательной беременности.

- пусть не кончает в меня - прошептала я, не веря, что Артем так сумеет сделать.
Но, Людмила Павловна поняла сразу мои опасения, и мое состояние.
Она нежно обхватила меня за плечи прижав к себе и скомандовала:
- Артемка, вынимай скорее из тети Риты, давай его ко мне в рот скорее же - Людмила Павловна не шептала, а громко отдавала распоряжение.
Артем беспрекословно подчинился. Член вышел из меня, я уронила попу на диван упав животиком на между ног у Людмилы Павловны и прижалась к искусственному члену, который так и оставался в ее лоне. Артем не вставая с колен сделал два шага вперед и рукой нагибая головку своего члена вниз, направил его в открытый ротик Людмилы Павловны. Это было немного справа и чуть выше от моего лица. Мне было хорошо видно как его толстый член вонзился в ее ротик, и как она сложив губки буквой "О" сделала ему плотную, влажную дырочку. Людмила Павловна сделала несколько глубоких и стремительно быстрых сосательных движений. Потом несколько глотательных и на ее губках выступили остатки спермы, которую она не успевала сглатывать.
Артем исступленно и приглушенно зарычал.

Мы лежали втроем на диване. Никто ничего не говорил. Мы были ошеломленные всем произошедшим. Людмила Павловна нежно и машинально пальчиками перебирала сосочек моей груди.
Ей было, наверное, неловко перед сыном. Артем тоже молчал, уткнувшись ей между сиськами.
Я гладила животик Людмилы Павловны. Впрочем, говорить ничего и не хотелось.
Я немного ревновала или меня тревожило наличие кого-то третьего. Я не привыкла к тайне интимных и сокровенных отношений, которые связывают не двоих, а троих.

Артем шумно вздохнул и оторвавшись от сисечек Людмилы Павловны повернул голову ко мне. Он как-то, как мне показалось виновато мне улыбнулся и положил руку на мое бедро.
Его рука осторожно поползла выше, я развела ножки. Людмила Павловна молчала, трогая мои сосочки. Рука Артема легла на мою влажную письку и стала ее гладить.
Я не удержалась и спросила:
- она тебе понравилась?

Артем кивнул головой:
- очень понравилась. Такая она …
- какая - переспросили мы с Людмилой Павловной, одновременно.
- хорошая - мечтательно и даже поэтично выговорил Артем, немного повернувшись на бок.
Едва он изменил позу, я увидела нацеленную в мою сторону головку его члена. Член был снова напряжен. Между мной и Артемом лежала Людмила Павловна, поэтому его член, хоть и был нацелен на меня, но лежал на бедре Людмилы Павловны. Она протянула руку и грациозно обвила его своими изящными пальчиками, с перламутровым маникюром на ногтях.
А я просунула свою руку к ней между ножек и с наслаждением прикоснулась к ее трепетному клитору. Людмила Павловна, предоставляя мне свободу движений сразу же развела ножки.
Мы снова лежали в молчании, я увлеченно занималась писькой Людмилы Павловны, моей писькой вовсю увлекался Артем, он иногда делал мне больно, но этого от неопытности и сильного возбуждения. Людмила Павловна нежно массировала его член.

Она первая нарушила молчание:
- ну и что мы будем делать теперь?
- а можно мне всегда с вами? - спросил Артем - а я опять хочу - тут же добавил он

Я молчала. Я не знала, что говорить. Меня интересовала только Людмила Павловна, но я готова была мириться с тем, что у нее есть сын.

- хочешь? - переспросила Людмила Павловна - это я и так чувствую. Он у тебя сильный и твердый. Что же нам с ним делать? - спросила она ни к кому, конкретно, не обращаясь.

- я бы дала еще раз - наконец решилась я что-то сказать - но только если Артемка вовремя вынет. Или если он хочет, я могу тоже взять у него в рот.

Я сказала так, но сама подумала, что терпеть не могу сосать у мужчин их члены. Лучше дать, но чтобы в презервативе. Тем не менее, ради Людмилы Павловны я была готова и на это.

По выражению лица Артема, я поняла, что его устраивает любой из этих вариантов. Он с удовольствием готов сунуть мне, хоть в письку, хоть в рот.

Людмила Павловна рассудительно сказала:
- раз так получилось, и у тебя, Артем первый раз интимная близость с женщиной, то … - она сделала паузу, мы не перебивали, ожидая продолжения. Авторитет Людмилы Павловны высок не только на работе.
- то - продолжала она - у тебя пусть будет полноценный секс. То есть не в ротик женщине, и не вынимая члена из ее влагалища, в момент наступления экуляции.
- здорово бы так - пробормотал Артем и сильно сжал мою письку.
- тетя Рита - продолжала Людмила Павловна - сегодня этого тебе предоставить не сможет по объективным причинам. Могу только я. В меня можно произвести семяизвержение, без опасения что случится беременность. Но вот только …

Людмила Павловна опять сделала паузу, молчала и я, продолжая нежно ласкать ее клитор и погружать пальчик в ее влагалище. Писька ее была мокрая и Людмила Павловна легкими движениями таза повторяла мои движения в момент моих манипуляций над ее сокровищем.
Зато Артем, член которого трепетал в пальчиках Людмилы Павловны, молчать не стал, и переспросил
- мама, а что "только"?
- только меня смущает, что я тебе мама. Ведь не принято, чтобы мамы отдавались сыновьям и удовлетворяли их.

- ну и что? - чуть не закричал Антон - я уже кончал тебе в ротик. Ты же мне дала.
- и тебе понравилось?
- еще бы.
- а то, что я твоя мама, тебе не мешает?
- не мешает. Ты трогаешь у меня стоит.
- То есть - Людмила Павловна методично раскладывала все по полочкам, стремясь расставить все точки над "и" - ты хочешь меня как женщину и тебе не мешает мысль о том, что я твоя мама?
- ничуть не мешает - горячо сказал Артем - даже знаешь ли, наоборот - Артем резко ткнул пальцем мне во влагалище, я от неожиданности вздрогнула, и так же резко ущипнула клитор Людмилы Павловны, которая кажется, в свою очередь, слишком сильно сжала член Артема.
- что наоборот? - отрывисто спросила она.
- даже возбуждает еще сильнее.

Людмила Павловна посмотрела на меня:
- Риточка, милая, как ты думаешь, если я ему отдамся, это очень-очень плохо?

Я не успела подумать как ответить, как уже выпалила:
- да дайте же ему, наконец, Людмила Павловна, зачем вы его мучаете и тянете. Он же хочет вас, разве вы не видите? И я вас хочу. Неужели это все так плохо?
А вы сами, Людмила Павловна, хотите нас?

Мы молчали ожидая ее ответа. Артем вынул палец из моего влагалища. Он нежно и наверное, благодарно водил пальцем по всей поверхности моей письки. Я очень широко раздвинула ноги, позволяя ему хозяйничать там.

Людмила Павловна тихо вздохнула и сказала:
- и я хочу. Хочу вас обоих. Риточка, но ведь Артем мой сын.
- ну и что, Людмила Павловна, он мужчина, и потом, об этом никто ведь не узнает.

Я перехватила взгляд Артема и подмигнула ему. Я как-бы говорила ему - давай, начинай, она даст, не медли.
Он, или понял меня, или уже не мог сдерживаться сам. А может и то, и другое вместе.
Он сделал движение корпусом в попытке залезть на Людмилу Павловну. Она тут же широко развела ноги и немного задрала их вверх, согнув в коленях. Она по-прежнему держала в руке член Артемки. А я убрала свою руку с ее письки.
Артем устроился у нее между ног и обхватил ее за плечи. Людмила Павловна сама направила его член. Я видела как Артем отвел его немного назад и с размаху ударил. Член сразу вошел на половину длины. Артем выдохнул:
- как здорово.
Людмила Павловна ахнула и прошептала:
- это, все-таки, случилось.

Мне было хорошо все видно. Я лежала с ними рядом. Людмила Павловна еще некоторое время придерживала член Артемки двумя пальчиками у его основания. Потом по мере того, как Артем с каждым толчком вводил его все глубже, она убрала с него руку, и стала двигать попой, выставляя письку навстречу члену. Член Артема ходил размеренно. Он делал мощный толчок вперед и выходил наружу. Был он мокрый, со вздувшимися прожилками кровеносных сосудов.
Людмила Павловна положила свою руку мне на грудь, я придвинулась к ней поближе.
Вдруг она спросила:
- Артемка, и как тебе моя писъка? Не хуже чем у тети Риты?
- не хуже - промычал Артем.

Мне показалось, что Людмила Павловна близка к оргазму. Она сильно сжала мою правую сиську.
Потом она задрала ножки и обхватив их обеими руками прижала свои коленки к груди. При этом Людмила Павловна, подставляя Артему письку, прогнулась так, что он при каждом толчке члена падал всем телом на ее выставленную попу.
Людмила Павловна застонала
- Тимочка, неужели тебе нравится ебать свою маму?

Артем все ускорял темп. Его член как стальной прут выходил наружу и стремительно погружался на всю длину в Людмилу Павловну.
Я смотрела как завороженная. На секунду меня посетила мысль - а могла бы и я так со своим Костиком. Мысль абсурдная, даже кощунственная, но она мне не показалась в этот момент омерзительной.

Артем в такт своим мощным толчкам начал повизгивая, скандировать:
- ма-ма! Ма-ма! Мамоч-ка! Ма-ма! Ма-ма!

Людмила Павловна затряслась под ним и вцепилась в его спину ногтями.
Артем обессилено упал на Людмилу Павловну. Он тяжело дышал и еще продолжал шептать:
- мамочка, мамочка.

Мы стояли одетые в прихожей. Артем снова уезжал в лагерь.
- когда ты совсем вернешься? - спросила Людмила Павловна.
- через 2 недели - ответил Артем - вы тут не скучайте без меня - потом он посмотрел на меня и добавил - я был рад с вами познакомиться, тетя Рита.
Я присела, как в реверансе и ответила, что и я очень рада.
Людмила Павловна улыбнулась:
- у нас с тетей Ритой есть такая двухсторонняя штучка, которая не даст нам заскучать.

Мы все втроем засмеялись, а Людмила Павловна добавила с игривой интонацией в голосе:
- Риточка, а может нам с тобой стоит купить еще и такую штучку, которую пристегивают?
Артем тут же вспыльчиво ответил:
- такую не надо, такая у меня для вас и так есть.

Мы снова засмеялись.
Теперь я вступила со своей репликой:
- только нужно купить презервативы.
- нет возражений - одновременно воскликнули Артем и Людмила Павловна.

Артем взялся за дверную ручку.
Людмила Павловна чмокнула его в щечку, а он обнял его за талию и впился в ее губки в долгом и страстном поцелуе.
Я скромно опустила глазки, и наверное, стала ими хлопать.
У Артема явно выпирал член из штанов. Я присела на корточки.
Штаны спортивные. Я потянула вниз резинку и оттуда выпрыгнул его напряженный член.
Какой мальчик - подумала я - два раза кончил, и снова эрекция.

Я без колебаний сложила губки буквой "О", как это делала на моих глазах Людмила Павловна, и приставила головку члена, к образованной моими губками дырочке.
Артем тут же толкнул член вперед. Я сжимала плоть члена губами и стала делать сосательные движения.
Людмила Павловна и Артем не прекратили свой затяжной поцелуй, только немного расступились, давая мне место между ними.

Сперма брызнула горячей струей.
А спустя несколько минут мы остались с Людмилой Павловной вдвоем.

Впереди нас ждало много интересного и чувственного.
Я была в этом уверена, и я с замиранием сердца ожидала наступления завтрашнего дня.