Гертруда Белла

Учительница химии


Я работала преподавателем в железнодорожном училище. Учились в нем, только мальчики, такие были специальности. Срок обучения составлял три года, на базе восьми-классного образования. Поэтому, возраст учеников был от 15 до 18 лет.
Я преподавала им химию.
Было начало мая, учебный год подходил к концу, и группы писали итоговую контрольную. Я медленно прохаживалась по классу, пресекая очень явные попытки списывать или подсказывать.
В классе стоял легкий фон, созданный негромким перешептыванием учеников. И тут до меня донеслось:
- у меня все время на нее стоит?
- на химичку?
- ага.
- у меня тоже.
Я посмотрела в ту сторону, откуда донесся этот приглушенный шепот.
За столом сидели два худеньких подростка, их фамилии - Голиков и Новиков.
Я перехватила вожделенный взгляд Новикова, и отвела глаза.
Мне это показалось странным.
Я понимаю, - весна, у мальчиков гормоны, поллюции, но при чем тут я? Мне почти пятьдесят, конечно я не уродина, но чтобы быть объектом сексуальных фантазий для шестнадцатилетних мальчиков, это несуразность какая-то.
Я остановилась почти напротив их стола, и стала делать вид, что рассматриваю класс, сама же прислушивалась к их шепоту.
- бля, какие у нее сиськи.
- а задница?
- ты бы как ей засадил?
- я? я бы ее посадил на край стола, стал бы у нее между ног, и ебал бы ее …
- а я бы положил ее сиськами на стол, задрал бы сзади на ней юбку, и как всадил бы ей.
- а я бы, еще, ей в рот вставил, держал бы ее за уши, а она бы сосала.
Я медленно прошла к своему столу и села на свое место.
Бросила мимолетный взгляд на эту парочку. Голиков был красный, и что-то продолжал возбуждено шептать Новикову, а тот держал руку в кармане.
Я стала испытывать странное волнение.
Муж умер 10 лет тому назад. У меня взрослый сын, у него уже своя семья, я уже жду внуков. На меня уже давно никто не смотрит с вожделением, и не оборачивается мне вслед. А тут, эти два юнца готовы меня раздеть, и явно меня вожделеют и хотят.
Я поерзала на стуле.
Раздался звонок.
Ученики клали свои работы мне на стол, и покидали класс.
Неожиданно, сама для себя, я объявила:
- Новиков и Голиков, задержитесь, пожалуйста.
Класс опустел. Двое подростков стояли напротив меня, переминаясь с ноги на ногу. Я украдкой бросила взгляд на ширинку Новикова, и убедилась, что эрекция у него есть. На ширинке, явно выпирал его колышек.

- Голиков, подожди в коридоре, я тебя вызову.
Голиков послушно вышел.
Я достала из ящика стола ключ от кабинета и подала его Новикову:
- Закрой дверь на ключ.
Новиков посмотрел на меня с недоумением, но без возражений исполнил мое указание, и вернулся опять к моему столу.
Я испытывала странное чувство. Мне хотелось получить еще, и еще подтверждения, что меня хотят как женщину.
Я встала из-за стола, обошла его, и присела на край столешницы.
- Новиков, я слышала все о чем вы говорили с Голиковым.
Новиков густо покраснел и опустил голову.
- Значит, у тебя Новиков, стоит на твою учительницу?
Новиков кивнул головой.
- Ну покажи, как он у тебя стоит.
Новиков испуганно посмотрел на меня.
- Давай, расстегивай и показывай, разве ты не хочешь, чтобы его увидела твоя учительница химии?
Новиков стоял в остолбенении.
- Новиков, смелее, кроме тебя и меня здесь никого нет, а ты ведь не прочь, мне его показать? Или тебе помочь пуговицы расстегнуть на ширинке?
Новиков отрицательно помотал головой и стал трясущимися руками расстегивать ширинку.
Я терпеливо ожидала молча, стараясь держать невозмутимый вид. Мне было радостно, смешно, и по-девчоночьи - озорно.
Новиков, наконец, справился со своими пуговицами, и из расстегнутой ширинки, не вывалился, а выпрыгнул, половой член, и головкой своей нацелился, прямо на меня.
Вообще-то, я ожидала увидеть маленький, не набравший могучей богатырской силы, юношеский колышек.
А это был, нормальных размеров, мужской член.
Эрекция была изумительная.
Член даже подрагивал, как бы, горя от нетерпения.
А эти, вздувшиеся жилки, которые украшали его торс, просто поразили меня.
Мне так захотелось его потрогать, может быть, убедиться, что он настоящий и живой, а не приделанный муляж, что я чуть подалась вперед и взяла его в ладонь.
Непроизвольно, я его помяла. Новиков зажмурил глаза, и я поняла, что он испытывает наслаждение от того, что я его трогаю.
Наверное, он испытывал бы такое же наслаждение, если бы на моем месте была бы любая другая женщина. Но мне эта мысль не понравилась, я отбросила ее.
Трогаю я, и ему до отчаянного крика хорошо, потому что это именно я, его учительница и объект вожделения.
Я держала его пульсирующий пенис всего несколько секунд, но в моем сознании стремительно промелькнули, даже не мысли, а какие-то видения.
Я попыталась вспомнить, когда я держала мужской член в руках, в последний раз.
После смерти мужа не держала.
Это 10 лет.
И последний секс был у меня тогда же.
Может завести роман с каким-нибудь приличным мужчиной? О! Он будет дарить цветы, покупать шампанское, с ним можно будет пойти в театр, но разве у него будет так стоять и так трепетать в моих руках пенис?
Его пенис повидал всякое, пресытился и устал. Эрекция, конечно будет, но разве она сравнима с эрекцией этого мальчишки, у которого все впервые. Все остро и обнажено.
И потом, а в чем риск?
Я - не девственница и хранить свое целомудрие мне не надо.
Мальчишка может рассказать, и меня осудят коллеги?
А кто ему поверит?
С моей безупречной репутацией и отсутствием свидетелей?
Я тихонько, переходя на вкрадчивый шепот спросила:
- и ты хочешь стать между моими ножками, чтобы его мне засадить?
Я именно это от тебя услышала, это так?
Новиков поднял на меня глаза, мне показалось, что он уже в состоянии оргазма, и готов кончить мне в ладонь. Он потянул в себя воздух и выдохнул:
- Людмила Павловна, оче-ень хочу вам засадить. Дайте, пожалуйста.
- подай сюда два стула и сними совсем брюки.
Я выпустила его член. Новиков немедля исполнил все.
Пока я поставила стулья рядом со столом, один - справа, а другой - слева от себя, Новиков уже стоял без штанов и трусов, в одной майке, с торчащим членом, который как охотник на добычу, был нацелен в мою сторону.
Я села на краешек стола, раздвинула ноги, поставив их на расставленные стулья, и задрала подол юбки так, что оголила свои трусики.
Я сама, разумеется, не раздевалась, и ничего с себя не снимала.
Новиков не дожидаясь моего приглашения уже прижимался своим членом через мои трусики, к тому месту, где, как ему казалось, расположен вход в мое влагалище.
На самом деле, это было немного выше, он прижимал свой пенис к моему клитору, правда, для меня это не было таким огорчением, как для него, узнай он всю правду.
Я снова взяла его член рукой и слегка сдавила у основания. Он закатил глаза от удовольствия.
Ну, это еще не все, с какой-то сумасшедшей радостью подумала я.
Я оттянула в сторону трусики, там где они прикрывали предмет его вожделения, и очень медленно, наслаждаясь сама эффектом, провела головкой его члена сверху-вниз. От клитора до влагалища. А затем также медленно - обратно.
- Новиков. Тебе нравится? Ты не передумал "засадить" своей учительнице.
- Нравится, очень нравится, Людмила Павловна хочу засадить!
- тише, Новиков, разговаривай тише. Прежде, чем я сейчас позволю тебе мне, как ты выражаешься, "засадить", ты мне клятвенно должен пообещать выполнить две вещи. Ты обещаешь?
- ой, я все обещаю, Людмила Павловна, все, все!
- Все не нужно. Первое - ты никогда и никому не расскажешь, о том, что мы тут с тобой делали. Обещаешь?
- обещаю, Людмила Павловна.
- второе, ты станешь самым прилежным учеником, который изучает химию. Тогда может быть, если тебе, конечно, понравится, я буду иногда, позволять тебе мне "засаживать". Обещаешь?
Новиков, кажется, от такого предложения, опять едва не кончил.
А мне все больше и больше нравился весь этот "раскардаж".
Получив его заверения в готовности все обещанное исполнить, я приставила головку его члена ко входу во влагалище, и зажмурив глаза, чуть не скомандовала "Ап".
Я удержалась, и просто шепнула:
- толкай его, Новиков, засаживай.
Новиков толкнул. Член вошел далеко, не весь, даже и не на половину. Он входил туго и плотно. Я чувствовала, как он подрагивает. За десять лет моей жизни, без секса, моя писька стала узкой, как у девочки.
Новиков вспотел, но кряхтя толкал член вперед. Он обхватил меня обеими руками за попу и так упрямо насаживал меня на свой пенис, что я испугалась упасть со стола. Я обняла его за плечи и зашептала в ухо:
- Новиков, спокойнее, я никуда не убегу, будешь "засаживать" столько сколько хочешь. Расслабься. Не толкай свой агрегат все время вперед. Остановись, отдышись, немножко выведи назад, а потом снова вперед.
- Сейчас, Людмила Павловна, сейчас.
Сначала назад? - он сделал движение тазом и немного извлек член из меня, и тут же резко ткнул вперед.
Я непроизвольно застонала.
- Новиков, давай не так. Я буду тебе считать: длинное "ра-аз", а потом короткие "два", "три", "четыре".
На "ра-аз" ты тянешь пенис назад, а на "два", "три", "четыре" - мелкими, короткими толчками идешь в глубь меня. Ты понял?
- Я понял, Людмила Павловна.
- тогда давай попробуем.
"ра-аз", "два", "три", "четыре".
"ра-аз", "два", "три", "четыре".
"ра-аз", "два", "три", "четыре".
С каждым счетом движения Новикова стались более плавными, уверенными, и даже изящными. Член постепенно входил все глубже.
Моя писька изнывала от такого издевательства над ней. Но я чувствовала, как она быстро увлажнялась, и член Новикова, хоть и был зажат узким отверстием моего влагалища начинал скользить по этой смазке.
А мне нравилось регулировать и темп, и ритм процесса.
Я замедляла и ускоряла счет, и получала иные ощущения.
Это длилось долго. Минут двадцать.
Я бы никогда и не подумала, что подросток, не достигший совершеннолетия, может так неутомимо иметь взрослую женщину.
Наконец, наступил этот момент.
Новиков задрожал, потом его член задергался внутри меня и двумя сильными толчками выплеснул струю спермы внутри моего влагалища.
Я погладила его по голове.
Отдышись. Пусть он побудет там, пока не успокоится.
Я чувствовала, как член обмякает, уже не давит на стенки моего лона, а затем он легко выскользнул сам.
- одевайся, Новиков.
Пока он одевался, я отряхнула юбку, поправила прическу и подкрасила губки.
Я протянула Новикову ключ:
- открой кабинет и позови Голикова.
- хорошо, а …
- что, Новиков?
- Людмила Павловна, а когда можно будет еще …
Я усмехнулась:
- Посмотрим, как ты будешь выполнять свои обещания!

Новиков вышел, а я снова села за стол.
Голиков вошел в кабинет взволнованным и возбужденным.
Наличие эрекции бросалось в глаза.
После полового акта с Новиковым, я и сама находилась в возбужденном состоянии, как физически, так и эмоционально.
Физически, испытав секс после десятилетнего перерыва, мне хотелось его испытать еще. Тем более, что этот секс коренным образом отличался от всего что у меня было когда-либо раньше.
Писька моя после истязаний пенисом Новикова ныла, но это была сладкая ноющая истома. Оргазма я так и не успела испытать.
Эмоционально, я ощущала себя хищницей, которая выбрала себе самца и собирается пользоваться им.
Новиков, видимо успел Голикову что-то рассказать. Глазки у Голикова блестели:
- Людмила Павловна, дверь закрывать? - нетвердым голосом спросил он.
- закрывай и иди сюда.
Голиков подошел к моему столу.
Если с Новиковым, я испытывала смешанные чувства и неловкости, и интереса, на преодоление которых потребовались усилия, то теперь я поступала более бесцеремонно.
Я обошла стол, и повернувшись к Голикову задом медленно, и грациозно задрала подол юбки на самую попку, так чтобы обнажились ноги и кокетливо приоткрылись трусики, и наклонилась на стол.
- показывай, Голиков, что ты хотел делать со своей любимой учительницей. Я ведь у тебя любимая?
- да, Людмила Павловна.
Он рукой сдвинул в сторону мои трусики и ткнулся членом, конечно не попав во влагалище. Я хранила молчание.
- Людмила Павловна -заговорщически прошептал Голиков, поднимите попку немного выше, пожалуйста.
- пожалуйста - ответила я, стараясь говорить безразличным тоном.
Я наклонилась еще, прогнувшись так, чтобы открыть ему вход в свое лоно.
И сразу же почувствовала, что его пенис вонзился в меня.
После секса с Новиковым, моя писька еще была влажная, поэтому пенис Голикова вошел уже легче, а благодаря выбранной позе, проник глубже.
Член был твердый и упругий, как тугая резиновая дубинка.
- ты этого хотел, Голиков?
Голиков гладил мою попу и шумно переводя дыхание беспорядочно двигал членом внутри моего влагалища.
Мы не издали более ни одного слова. Минут пятнадцать Голиков елозил членом во мне. Движения его становились все более уверенными и разнообразными.
Он гладил мои ноги, попу, несколько раз помял правую грудь.
Потом, остановил свои движения, и выпустил в меня порцию спермы.
Я дождалась, пока его член выскользнет из меня.
Выпрямилась.
Голиков надевал штаны.
Я с равнодушным видом тщательно поправила юбку, и стала подкрашивать губки, смотрясь в маленькое зеркальце.
Голиков молча смотрел на меня.
- Голиков, тебе что-то еще?
Он сглотнул слюну:
- Людмила Павловна, было так здорово. А когда можно будет еще?
- когда ты станешь прилежным учеником по химии, и если ты никому не будешь рассказывать о том, что здесь произошло.
Я говорила неправду, мне абсолютно безразличны его успехи в химии. Но так получалось пикантнее, и все произошедшее приобретало иной, некий педагогический смысл.
- а Новикову можно рассказать?
Я пожала плечам:
- Новикову можно.
Я подала ему ключ:
- открой класс и ключ оставь в замке. До свидания.
- до свидания, Людмила Павловна.

Я осталась в кабинете, и решила задержаться еще ненадолго. Накопились некоторые дела.
Я не испытывала никаких угрызений совести.
Поначалу меня щемила легкая тревога, вызванная опасением, что произошедшее может стать известно еще кому-нибудь, но и она вскоре улеглась.
Я ни капли не сомневалась, что мальчикам захочется еще.
Я даже ждала сама продолжения, но было уверена, что все будет только так как захочется мне самой.
Продолжение не заставило себя долго ждать.

Не прошло и двадцать минут после того, как я осталась в одиночестве в дверь кабинета постучали.
- входите - ответила я.
В класс вошли оба красавца: и Голиков, и Новиков.
Одного взгляда на них мне было достаточно. У каждого наблюдались симптомы устойчивой эрекции.
А чего я удивляюсь - подумалось мне - мальчики молодые, потенциально способные на много и долго, кончили всего по одному разу, а тут еще такие впечатления. Рассказали друг другу.
В общем, картина ясная.

Однако, я не подала и вида, что мне понятна цель их возвращения, а даже, наоборот, изобразила удивление.
- мальчики хотят еще учиться, или что-то забыли?
- Людмила Павловна - начал говорить Голиков, но мне было ясно, что он не знает что говорить дальше и чем закончить фразу.
Ему помог Новиков:
- Людмила Павловна, а давайте закроем дверь.
- Зачем? - я постаралась спросила так, чтобы изобразить любопытство, но не подать вида, что это был намек, который я поняла.
- а мы вам, хотим кое-что показать?
Неужели сразу пенисы вынут? - мысленно расхохоталась я.
- ну, покажите.
Версия с демонстрацией пенисов оказалась ошибочной.
Новиков положил на мой стол, довольно, толстый красочный журнал, в раскрытом виде.
Это было хорошо иллюстрированное издание порнографических фотографий.
В нашей стране, в то время, такое купить было невозможно.
Такие журналы привозили из-за границы, те кому там удалось побывать и в очень ограниченном количестве.
А мои герои не один раз онанировали над этим журналом - подумала я - интересно по отдельности или совместно?
Естественно, что мне и самой было любопытно его полистать, ноя продолжала дразнить мальчишек.
- ой, а что это?
Новиков пальцем указал на одну из фотографий:
- Людмила Павловна, разрешите нам сделать с вами вот так.
На фотографии была, изображена группа из двух мужчин и одной женщины.
Один мужчина, лежал на спине, а нем, повернувшись лицом к нему, сидела женщина, уютно устроившись на его пенисе. Другой мужчина стоял рядом и немного сбоку, выставив свой пенис. Женщина, кокетливо повернув в его сторону свою головку, делала ему минет.
я изобразила возмущение:
- мальчики! Группой. Это же разврат какой!
- Людмила Павловна, ну пожалуйста, это так будет здорово.
Ну мне и самой стало интересно.
Я даже не подозревала в себе таких, скрытых развратных наклонностей.

Тем более что, я уже для себя решила что, прогонять мальчишек в их состоянии эрекции мне не хочется, и это будет неправильно с моей стороны.
но, хотелось повредничать, и не подчиниться их желаниям, а заставить их согласиться с моими.
Поэтому я указала на другую фотографию:
- ну, если вы у меня такие плохие мальчики, то тогда давай - так.
На фотографии, также, была изображена группа из двух мужчин и одной женщины. Один мужчина лежал, точно также, на спине. Между его ног лежала женщина лицом вниз и делала ему минет. А сзади к женщине пристроился второй мужчинв и лежа на ее попке имел ее.
Мальчики одновременно закивали головой:
- давайте так, Людмила Павловна!
Давайте.
- а кто из вас кем будет? - спросила я, имея ввиду, кто в каком положении, из предложенных на фотографии.
Мальчишки меня прекрасно поняли.
Новиков ткнул в того, который сзади:
- это буду я.
Голиков пожал плечами:
- я согласен.
Я повернулась к Голикову:
- мне снять только блузку, или бюстгальтер тоже?
Голиков не ожидал, что будет возможность выбора, на мгновение впал в ступор, а потом сказал:
- как вам захочется, Людмила Павловна.
Я повернулась к Новикову:
- а тебе как будет удобнее. Кроме трусиков юбку снять? Или оставить? Она тебе не будет мешать?
У Новикова был такой вид, что он уже вот-вот кончит.
Я не дала ему ответить и объявила:
- буду в бюстгальтере, остальное сниму. А то юбку мне помнете или еще испачкаете. В чем мне на работу ходить?
Возражений не было.

- Голиков, в соседней комнате, помещение-лаборантская принеси оттуда одеяло, оно сложено и лежит на верхней полке шкафа.
- а ты, Новиков, закрой дверь на ключ.
Когда все это было беспрекословно выполнено, а одеяло после нескольких попыток было расстелено на полу, именно в том месте, которое я выбрала.
Я стала медленно раздеваться.
Кстати, мои придирки по поводу выбора места, не были просто капризом, я достигла определенной цели.
Сама удивляясь, открывшимися во мне способностям наклонностям и даже стервозности.

Сначала я сбросила туфельки, потом медленно сняла блузку.
Юбку я стала снимать не через голову, а вниз. Я тянула юбку за подол, а сама при этом извивалась и виляла попой.
Таким же образом я сняла и трусики.
Мальчики смотрели на меня не отрываясь. Они успели раздеться раньше меня, и пока наблюдали за моими манипуляциями, особенно со снятием юбочки, члены у них стали торчком, даже немного загибаясь вверх.

- Голиков, почему стоим? Почему не на своем месте?
Голиков метнулся к одеялу и улегся на спине, вытянув руки по швам.
Какой дисциплинированный мальчик - с улыбкой подумала я - раньше такого за ним не наблюдалось.
Я укладывалась не долго, но всячески изображала, что укладываюсь основательно с максимумом комфорта.
Легла я так, что, торчащий вертикально вверх, член Голикова был передо мной я взяла его в руку и убедилась в том, что если я буду его брать в ротик, мне придется его слегка нагибать книзу, именно этого я и добивалась, потому что, уже при первой попытке слегка нагнуть член, Голиков издал восторженное мычание.
Устроившись, я скомандовала:
- я готова. Новиков, теперь ты.
- я бегом, Людмила Павловна.
Как устраивался он, я наблюдала в зеркало, не выпуская при этом из рук трепещущего члена Голикова.
Я специально выбрала такое место, для расположения одеяла в кабинете, чтобы сама могла наблюдать за всеми событиями, происходящими с нами, в большое настенное зеркало.
Новиков устраивался не так долго как я. Он улегся животом на мою попу и оперся ладонями в пол, как будто собирался делать отжимания.
Немножко поерзал животом по моей попе.
Я почувствовала как его член тычется, в поисках моего входа. Эрекция была настолько сильной, что Новикову не нужно было придерживать или направлять член рукой.
Новиков зажмурил глаза и покачиваясь сверху надо мной полностью ушел в осязание головки члена.
Я лежала не двигаясь. Я могла бы ему помочь попасть в меня, если бы сделала несколько встречных движений попой, но мне хотелось посмотреть, как он сумеет справиться сам.
Сумел.
Уже на пятом или шестом толчке, головка его члена напористо ткнулась в мое влагалище. Новиков, на мгновение замер и сильным толчком нанизал меня на свой член. Я услышала, как он прошептал: "мля … кайф какой".
И начал движения упругим стволом члена внутри меня.
Я занялась членом Голикова, не переставая в зеркале наблюдать за Новиковым.
По правде говоря, мне редко приходилось делать минет.
В замужестве, я старалась избегать орального секса, хотя мой муж, время от времени, просил меня об этом.
Но меня это обстоятельство нисколько не расстраивало, сделаю как сумею.
Для начала я несколько раз лизнула член Голикова, так как облизывают мороженное.
Головку члена я не торопилась обнажать, вспоминая о том, как муж просил, чтобы я не спешила, а то ему сразу делалось щекотно. Оказывается, вначале нужно ласкать не обнажая.
Голиков нашарил рукой мою грудь, и взял ее в ладонь.
Я же погрузила его член, только одной головкой, к себе в ротик, и стала делать мелкие сосательные движения.
Я сразу почувствовала, что делаю все правильно, Голиков блаженно обмяк.
Новиков, тем временем, активно занимался мною сзади.
Наш предыдущий секс, во время которого я ему считала, чтобы задавать темп, не прошел даром.
Новиков выполнял сложные серии движений членом внутри меня.
Он не спешил вогнать член на всю его длину, но с каждой замысловатой серией отступлений и атак, он неуклонно продвигался глубже.
Он уже не опирался руками в пол, а полностью лежал на мне, поглаживая руками мою спину и попу.
Я начала чередовать сосательные движения с полным извлечением члена и плавным погружением в ротик. При каждом погружении Голиков извиваясь выпячивал член вперед, пытаясь его втолкнуть поглубже.
Новиков, делал поразительные успехи, я почувствовала, что его упругий член находится во мне уже на всю свою длину.
Тремя постепенными движениями члена, он почти выводил его из меня но затем одним сильным толчком вводил весь ствол в меня, так что от этого толчка меня всю бросало немного вперед. Он животом качался на моей попе, а в зеркало мне было видно выражение его лица. То что он находится в состоянии наслаждения, было очевидно.

Каждый очередной сильный толчок члена Новикова внутри меня приводил к тому, что я непроизвольно делала кивок головой, подобно тому как птичка, которая клюет зернышки.
В момент каждого такого "клевка" получалось, что я насаживаюсь ротиком на пенис Голикова несколько глубже, чем я это делаю сама.
Я уже не выпускала его наружу, а только делала сосательные движения и периодически получались "клевки".
Голиков вовсю мял оба моих соска, но это не причиняло мне боли, а наоборот, было приятно.
Его член обнажился у меня во рту сам по себе. Я придерживала его рукой у основания, продолжая периодически легонько сжимать пальчиками.
Голиков постанывал, и извивался от удовольствия.
Но Новиков меня просто очаровывал своей творческой активностью над моей писькой.
Я даже развела пошире ножки, и в такт его толчкам, приподнимала попу, помогая ему проникать как можно глубже.
Конечно, приподнимая попу для Новикова, я опять повинуясь, заданному им ритму погружала член Голикова в ротик все глубже. В зеркало, я с удивлением и страхом увидела, что этот член входит в мой рот уже наполовину длины.
Но и это не все, Новиков приготовил для меня неожиданный сюрприз.
При очередном толчке, я вновь приподняла попу и прогнулась, подставляя ему навстречу свое влагалище, Новиков просунул руку под меня и она скользнула вниз живота. Его пальцы коснулись моего клитора и стали его неистово массировать.
То, что я испытала, называется оргазм, но такого потока ощущений, я не испытывала никогда раньше.
Я затряслась всем телом.
Голиков завыл от удовольствия.
Но Новиков, не выпуская моего клитора, делал такие мощные толчки, что я "клевала" головой елозя ротиком по члену Голикова.
Я уже не делала никаких движений попой, навстречу члену Новикова. Я просто подняла попу и выгнулась, подставляя его члену вход в свое влагалище и предоставляя ему возможность делать с мной, все что ему заблагорассудится.
Когда пик ощущений спал и я перестала дергаться в конвульсиях, пальцы Новикова ослабили атаку на мой клитор.
Я снова продолжила, в такт ему вилять попой. Мне хотелось доставить Новикову такое же наслаждение, соизмеримое с тем, что испытала я. Поэтому, я виляла попой не только вверх-вниз, помогая ему проникать в меня, но и ловила момент, когда его член был весь во мне, и стремительно виляла влево-вправо. Одновременно с этим, я ожесточенно сосала член Голикова. Наблюдая за выражением лица Новикова в зеркале, я представляла себе, что я сейчас удовлетворяю только его, сразу двумя способами, то есть делаю ему беспорядочный минет, и подставляю влагалище.
Это новое для меня желание - удовлетворить мужчину так меня захватило, что на меня накатила волна следующего оргазма.
Новиков, сразу усилил массирование клитора.
Волна схлынула, и тут случилось чудо. Я слышала, что такое бывает с женщинами, но сомневалась, потому что сама никогда раньше не испытывала.
У меня началась серия оргазмов, между которыми были совсем короткие перерывы. Голиков успел брызнуть сперму мне в рот, я проглотила, не обратив на это особого внимания и продолжала сосать ему обмякший член.
Голиков тихонько и умиротворенно лежал, ничему не препятствуя.
А вот Новиков, продолжал терзать мой клитор и вытворял немыслимые серии движений членом внутри меня в нарастающем темпе.
Я уже не успевала за ним, я задрала попу как можно выше и еще больше развела ноги в стороны и только неотрывно смотрела на него в зеркало.
Я успела испытать, как минимум пять оргазмов, я их не считала, когда и Новиков втолкнув меня член замер и замычал. Его член задергался внутри меня.
Я подалась попой назад, насаживая себя на него как можно плотней, а он ударил внутри меня струей спермы.
Сначала один раз, а потом второй.
Новиков обхватил мою попу руками и изо всей силы прижимал ее к своему животу. А потом облегченно мягко упал на меня.

Я опустила свою попку, вытянула ножки, вынула давно опавший член Голикова изо рта и лежала, глядя на нас в зеркало.
Пенис Новикова был еще во мне. Он еще был сильным и немножко вздрагивал. Я несколько раз сжала низ живота, при этом влагалище сжимается. Это был мой подарок Новикову. Я чувствовала как он весь дрожит, постепенно успокаиваясь.
Я лежала, до тех пор пока Новиков сам не извлек из меня свой, ставший маленьким, член.
Я посмотрела на часы. Ничего себе. На этот раз половой акт с этими мальчиками длился целых сорок минут, а мне показалось, что это было всего минут десять.
Новиков вставая с меня, наклонился ко мне, нежно поцеловал в шею, и прошептал:
- спасибо вам, Людмила Павловна, вы самая красивая в мире.

Я ехала домой, и улыбалась.
А ведь секс очень полезен - думала я - мальчикам учиться еще целый год, да и потом, они, наверное, будут заглядывать ко мне в гости.
Я перехватила на себе заинтересованный взгляд солидного мужчины в шляпе, отвернулась и счастливо прыснула в кулачок.