Гертруда Белла


Как можно отказаться от счастья?

Я выгнула спину и приподняла попу, подставляя члену Максимке свою письку. Сегодня, Максимка меня удивляет свое неутомимостью, половой акт длится уже более сорока минут. Я лежу под ним на спине, согнув ножки в коленках, а Максимка азартно, активно, и главное, с нескрываемым удовольствием долбит меня своим членом.

Наверное, у него что-то случилось. Какой-то стресс. Все происходит несколько не так, как обычно.

Я отдаюсь Максимке, регулярно, почти каждый день. Вот уже почти пол года. Все произошло случайно. Максимка разбил мое окно. Во что-то они играли с мальчишками. Его папа, Андрей, который младше меня на целых 18 лет, и которого я самого помню мальчишкой с мячом и рогаткой, пришел ко мне с извинениями.
Я отмахнулась, от денежных компенсаций и только попросила его помочь поставить новое стекло, и зачем-то добавила, что я была бы, совсем довольна, в случае, если сам виновник соизволит заглянуть ко мне и попросить прощения.
Андрей в течение одного дня прислал мне мастера-стекольщика, а уже на следующий день, пришел и Максимка. Мальчишке всего 13 лет. Я не очень-то и обижена на него, но речь все-таки произнесла, в ходе которой ляпнула замысловатую фразу о том, что "еще и женилка не встает", а дескать, уже … и т.д.
К чему я сказала про это?
Максимка, в ответ посмотрел на меня, уже не пряча глаза в пол и возразил, что уже встает, после чего опять уставился в пол и замолчал. Я тоже замолчала, не зная, что же говорить дальше, и злясь на себя, за то, что ляпнула что-то лишнее.
Пауза затягивалась, и стала меня тяготить. И я, вместо того, чтобы незаметно перевести разговор в иное русло, совершила следующую глупость
- и сейчас встает твоя "женилка"? - я спросила и сама себе удивилась. Зачем я заостряю на этом внимание?
Максим пожал плечами.
- может и сейчас встать - он прошептал это так тихо, что я едва различила его слова.
- ну это ты мне говоришь неправду, хочешь выглядеть старше, чем ты есть на самом деле. - объявила ему я, пытаясь поставить на это точку. Я уже хотела ему сказать, чтобы он шел домой, и больше не разбивал мое окно, но он мне упрямо ответил:
- встает. Каждое утро. А еще бывает, что и днем.
В принципе, я читала о том, что у мальчиков бывают поллюции, то есть они видят всякие сны на эротические темы, и у них, даже бывает семяизвержение. Но мне казалось, что эти мальчики должны быть постарше Максимки. А еще мне всегда было интересно - а что именно, им такое снится? Поэтому, я не удержалась и спросила:
- и сны тебе уже снятся про … ? - пока я думала как сформулировать про что, Максимка кивнул головой:
- снятся.
- а что снится?
- всякие тетеньки, которые добрые и ласковые - он поднял на меня глаза и снова их опустил, и добавил тише, чем первую часть фразы - похожие на вас.
- на меня? - поразилась я - а чем похожие? - удивление мое было весьма сильным. Быть объектом сексуальных фантазий мальчишки, которому я гожусь в бабушки - это невероятно. Стать пенсионеркой, пережить климакс, остаться одинокой, так и не родив детей, и вдруг оказаться в центре внимания мальчишки у которого "встает женилка"?
- Максим, расскажи-ка поподробней - попросила я - расскажешь?
- расскажу - ответил он.
- садись и рассказывай.
Он отрицательно мотнул головой:
- Не, я лучше стоя.
- ну, пусть стоя.
Максимка теперь смотрел на меня. Вдруг он покраснел.
- ты чего? – спросила я его вкрадчиво, как будто у нас уже появилась с ним тайна.
- Я не знаю как начать – ответил он – и потом … я только подумал, а у меня уже …
- Что?
- Встал.
- А что же ты такое подумал? – спросила я и стала внимательно разглядывать то место, где у него ширинка. Неужели и вправду, встал?
- Так я подумал, про то какой вы мне снитесь.
- Я??? Тебе??? Какой??? Расскажи. – у него там и вправду, комочек какой-то выпирает.
- Ну … а вы не заругаетесь?
- Конечно, нет. Я же сама тебя прошу рассказать.
- Ну … - Максимка поднял глаза на меня – мне снится, что я вашу сисечку целую, вот. – он зажмурил глаза, как будто ожидая моего гнева. Я улыбнулась.
- И тебе нравится?
Он кивнул головой
- очень нравится.
- А что еще снится?
Максимка снова густо покраснел
- как вы меня тут трогаете – он показал пальцем на свою ширинку.
- И как я трогаю?
- Нежно – еле слышно прошептал он.

Я была в состоянии странного волнения. Все неправильно, но прекратить этот разговор я не могла, и не хотела.
- а ты меня где трогаешь?
- Везде, особенно там – Максимка снова поднял глаза, он взволнованно дышал.
- Где там? - Я вдруг, непроизвольно развела ноги шире. Подол моей юбки натянулся.
- Тетя Катя, можно я покажу лучше – Максимка дрожал как в лихорадке.
- Покажи – согласилась я, понимая, что я падаю в бездну, но мне нравится в нее падать.

Максимка подошел ко мне и положил руку мне на грудь.
- можно я вас тут поцелую?
- Ты хочешь тут поцеловать? – я оттягивала этот момент, понимая, что он все равно произойдет.
- Хочу.
- А ты расстегни пуговки.
- Сейчас – Максимка неумело стал расстегивать на мне пуговицы. Я не мешала, но и не помогала. Он запустил руку под блузку, и под чашечку бюстгалтера, и взял в руку мою сиську. Он так волновался, что взволновал и меня. Его пухлые губки прикоснулись к моему сосочку. Так мне не делали уже много-много лет. Я опустила руку и нашарила его торчащий комочек. Я сжала его рукой.
Максимка целовал мою грудь. Сначала одну, затем другую. А я немного повозившись расстегнула его ширинку. Член был в моей руке. Хороший, упругий, твердый. Он стал задирать на мне юбку, я привстала, чтобы у него это получилось.
- тетя Катя, а можно?
- Можно, Максимка – ответила я, зная чего он хочет и не имея сил ему отказать.
Я легла на диване и развела ноги в стороны. Он залез на меня. Мне так нравилось как он волновался, как дышал мне между сиськами, как наконец, вставил в меня свой стержень.
Он и вправду меня хотел. Это, несомненно.

С тех пор, я ему отдаюсь, почти каждый день. Обычно, мы с ним идем в ванную и мажем друг друга жидким мылом. Бывает, он меня берет прямо там, или мы переходим на диван, и уже тут это происходит. Особенно мне нравится, как мы лежим и гладим друг друга. Максимка быстро понял, что у меня есть клитор, он так ласково и настойчиво с ним играет, что я становлюсь сама не своя. А ему нравится, что я не выпускаю из рук его член. Но он мне и самой нравится.
Сегодня что-то случилось. Он кинулся на меня. Я даже не успела раздеться. Только задрала юбку, трусики он сам сдвинул в сторону.
- Максимка, то с тобой? – спрашиваю я.
- Тетя Катя, я влюбился.
- В кого? – спрашиваю я и чувствую холод внутри. А что я думала? Что этот мальчик всегда будет только мой?
Максимка молчит. Его член мощно буравит меня. Я двигаю попой, помогая ему. Обреченно жду его ответа.
- в тебя, тетя Катя. Я сегодня понял, что нет никого на свете, лучше тебя.
Я ошарашено замираю.
- а почему так и вдруг.
Максимка кончает в меня. И лежит обессилено.
- не вдруг, а давно – говорит он рассудительно. – вот я подумал, сегодня, что я когда-нибудь женюсь. А зачем?
- Чтобы создать семью – отвечаю ему я, он укладывается рядом со мной, и берет в руку мою сиську.
- А что такое семья?
- Ну это .. – я задумываюсь – близкие люди, которые любят тебя, и ты любишь их.
- А разве мы с тобой, не близкие люди?
- Близкие. Только любовь наша - преступная.
- Почему?
- Я старше тебя на сорок лет.
- И что?
- А то … люди считают, что так нельзя.
- А я так не считаю.
- А как ты считаешь?
- Не знаю. Но я тебя люблю.
- А вот про это я знаю. Поспи немного. А я пока тебе яичницу зажарю. Все и просто, и не просто.
Ответа я и сама не знаю.
Максимка засыпает. Я колдую над сковородкой. А ведь меня по законам государства могут даже посадить в тюрьму. Но как я могла от такого счастья отказаться?