Гертруда Белла

Женщина - директор



Я смотрю на свои часики. Уже больше часа, как я стою в этой позе и удовлетворяю своих мальчиков-выпускников. Кончили в меня пока только трое из них, а всего их восемь. Впрочем, я и не тороплюсь сама и не поторапливаю их. Рядом со мной в такой же точно позе стоит Антонина Петровна, учитель французского языка. Вообще-то, это она виновата, что все так получилось.

Выпускной вечер начался как всегда. Торжественная часть, вручение аттестатов. Моя речь, я же не только преподаватель химии, но и директор школы. Я одета в свой любимый праздничный наряд. Длинное темно-вишневое бархатное платье и белая нить бус из чешского стекла. Черные туфли на каблуках-шпильках. Черные колготки. Мой любимый бюстгальтер телесного цвета, черные узенькие трусики. Еще на мне короткая белая комбинация с ажурными кружевами внизу и по окантовке плечиков.

Потом было застолье. Потом стало поздно. Многие стали уходить. Ушли девочки, ушли родители, ушли и большинство мальчиков. Остались только эти восемь и мы с Антониной Петровной. Празднование происходит в здании школы, ключи у меня, охранник давно уснул в своей каморке.
Мне домой идти не хочется, меня там никто не ждет. Остаться одной к пятидесяти годам - хорошего мало. Антонина Петровна тоже не торопится. Ее оставил муж и ушел к другой. Дома ей все напоминает о нем.

Праздник проводится в самом просторном помещении. В спортзале. Буквой "Т" установлены столы. Играет плавная музыка, еще много шампанского. Кто-то из мальчиков гасит свет. Зал немного освещен от света, который проникает через открытую дверь из коридора. Так уютнее и даже романтичнее.
Андрей Егоров, отличник, рослый и высокий, мечта каждой девочки приглашает Антонину Петровну на танец. Она охотно принимает его предложение.
Я с удовольствием смотрю, как в полумраке они медленно кружат в такт музыке.
Ко мне подходит Миша Приходько и немного смущаясь церемонно подает мне руку. Миша троечник, мою химию терпеть не может, щупленький, худенький. Но я не хочу ему отказывать.
Мы выходим из-за стола, он обхватывает меня за талию, и берет в другую руку мою ладонь. Танцует он неплохо. Мужчина, который чувствует ритм очень неплох в постели - не к месту думается мне. Его рука начинает сползать ниже. Я мягко возвращаю ее на место. Но мне приятно, что она сползала. Только он об этом пусть и не догадывается.
Потом я танцую с Колей Обручевым. Он вечный проказник и хулиган, отчаянный двоечник. Сколько раз я имела беседы с его родителями. Его папа - крупный бизнесмен, и каждый раз он чем-то помогал школе, и я как директор, была заинтересована в том, чтобы он не перешел от нас в другую школу.
Коля танцует хуже чем Миша, но он так сильно прижимался ко мне, или прижимал меня к себе, что мне показалось у него признаки эрекции. Он чем-то упирался мне в бедро. А может у него что-то лежит в кармане?

Пока мальчики ставили другой диск, мы снова пили шампанское. Я посмотрела на часы и поняла, что домой идти уже явно нет смысла.
Мальчики смотрели на нас обеих откровенно вожделеющими глазами. Не знаю, как Антонине Петровне, а мне это немножко кружило голову и будоражило чувства. Как давно на меня так не смотрели. Мальчики о чем-то перешептывались. Антонина Петровна наклонилась ко мне, я поняла что она хочет что-то мне сказать. Я придвигаюсь ближе:
- Алла Сергеевна - шепчет она - вы, как хотите, а я отдамся Егорову. Он такой красавчик.

Я на мгновение немею.
- ты что, Антонина, с ума сошла? - шепчу ей я.
- ой - хихикает она - я между прочим, женщина! И женщина в самом соку. Мне только тридцать пять. А он нам больше не ученик. Он уже закончил школу. Мне уже не придется его вызывать к доске.
Зато, как он хорош. Высокий, стройный, настоящий полковник - Антонина Петровна радостно смеется.
Не знаю, не мне ее осуждать, но я считаю, что это аморально. Не думала, что на нее так подействует шампанское.

Вновь начинает играть музыка. Я отказываюсь танцевать и медленно отпиваю шампанское, любуясь как оно играет. Антонина Петровна куда-то исчезает. Я сразу убеждаюсь, что исчез и Андрей Егоров. Понятно. Впрочем, дело ее.
Я обращаю внимание на то, что и мальчики постепенно куда-то исчезают. Возле меня остаются только двое из них, и те о чем-то оживленно шепчутся. Они тоже куда-то уходили, но вернулись. А Саша Недялкин, вечный драчун и забияка, которого я невзирая на что всегда жалела, потому что он жил с мамой, и у него не было папы, он схватил со стола бутылку шампанского, несколько стаканов и куда-то это все унес.

Со мной оставались Павлик и Валера Куприяновы, два неразлучных брата близнеца. Они всегда были в центре всяких розыгрышей. И бывало, что я и сама не только попадалась на их уловку, но и закрывшись в своем кабинете от души хохотала над их очередной проделкой.

Братья прекратили шептаться и Павлик мне сказал:
- Алла Сергеевна, пойдемте мы вам что-то покажем.

Я предчувствую очередной розыгрыш. Ну и пусть. Мне и самой интересно. И потом, я хочу узнать куда ушла Антонина Петровна.
- ну, пойдемте.

Валера хватает меня за руку и ведет в сторону раздевалки. В этой раздевалке переодеваются девочки перед уроком физкультуры. Там крючки на стене для одежды и посередине длинный, узкий стол. Мы входим, и я останавливаюсь на пороге, не веря своим глазам.

Антонина Петровна стояла, упираясь одной рукой на стол. В другой ее руке был стакан с шампанским. Она улыбалась и азартно виляла голой попой. Рядом с ней на полу валялись ее колготки и трусики. Сзади, вплотную к ней стоял Саша Недялкин и совершал с ней половой акт.
Это было немыслимо. Мальчики стояли и ждали своей очереди. Эрекция у каждого была такая мощная. Только Андрей Егоров сидел на скамейке. Он уже кончил – поняла я.
Еще сидел на скамейке Саша Чернов, он комплексует, он толстый и неповоротливый, и еще там сидит Игорь Перепелкин, рыжий, но он же любит Тенечку Самохину, он ей верность хранит.

Кто-то из мальчиков, кажется Миша Приходько закричал:
- ура! Алла Сергеевна пришла. Я ее буду – он бросился ко мне, я отшатнулась.
- Не лезь к ней – это Коля Обручев – ее я буду.

Ничего себе, они решают кто меня будет! У меня поплыло перед глазами. Я ткнула пальцем в Игоря Перепелкина, который молча сидит на скамейке:
- ему отдамся.
- Вот повезло – крикнул кто-то. Я медленно стягиваю с себя колготки и трусики. Переступаю через них, и толкаю их рядом с тем, что лежит от Антонины Петровны.

Я становлюсь с ней рядом, и сама задираю на себе свое длинное платье. Интересно, моя попка такая же соблазнительная, как у нее? Она моложе меня. И красивее. Я упираюсь левой рукой на стол. Валера Куприянов тут же ставит передо мной стакан и наполняет его шампанским.
- Это вам, Алла Сергеевна.
- Спасибо – машинально отвечаю я. Антонина Петровна смотрит на меня и улыбается. Она еще азартнее виляет своей шикарной попой.
Игорь Перепелкин по-прежнему сидит на скамеечке, он в ступоре, или не хочет изменять своей Танечке Самохиной? Я отхлебываю шампанское.
- ну ты чего? – это кричит Коля Обручев – она же тебе дает! Вот дурак, если она мне дала, так я бы уж…
Перепелкин вскакивает с места и торопливо раздевается. Я медленно пью шампанское. Интересно, нравится им моя попа, которую я выставила? Саша Недялкин кончает в Антонину Петровну, он крякнул и шумно выдохнул.
Его место сразу занял Валера Куприянов. Антонии Петровна отхлебывает из бокала и азартно вертит попой. Она закатила глаза. Валера стонет. Как блестят ее глаза. Я не знала, что она такая.
Перепелкин робко подходит ко мне. И я чувствую осторожное прикосновение его члена к моему бедру, почти там, куда он хочет войти.
- ну, ты что, не видишь куда надо? – почти кричит Миша Приходько – ух, если бы она дала мне! Я бы так засадил ей. Я буду следующий. Ну, вставляя ей же, вот ее пизда.
- Не ори, Приходько – говорю я, и член Игоря туго входит в меня. Я замираю – платье не помни.
- Ах, что? – Перепелкин забыл про свою Таню. Я тоже отхлебываю шампанское и улыбаюсь. Очередь стоит и ко мне. Вот как?

Игорь Перепелкин волнуется, и я чувствую его волнение. Он все быстрее и быстрее работает членом. Кто-то из мальчиков подошел и взял меня за сиську. Сжимает, ну и пусть.
Я виляю попой. Игорь всегда смотрел на меня влюблено и с обожанием. Он кончает. Антонина Петровна улыбается мне. Нам приносят еще одну бутылку шампанского. Такого выпускного вечера у меня еще не было. Кто-то задыхаясь шепчет:
- Я Аллу Сергеевну хочу. Очень хочу.

А я виляю попой. Количество начинает переходить в качество. Очередной член мощно вторгается в меня. Я стону от счастья. Если каждый из мальчиков меня попробовал по 2 раза, то получается, что было 16 раз: Кажется было больше. Горячая струйка течет у меня по ноге.
И эта возня, которая сводит с ума.
- Я буду Аллу Сергеевну. Нет я. У нее такая приятная пизда.

Антонина Петровна виляет попой. А у меня случился первый оргазм. Я вцепилась в стол. Кто это сделал? И сразу наступил следующий.
Я подставляю письку им. Давайте мальчики. Что я делаю? Я же директор. Нет, я просто женщина.

Утро, мальчики устали. Я натягиваю колготки. Антонина Петровна тоже одевается.
- Вы не переживайте, Алла Сергеевна. А Вы, я и не знала, что на такое способны.
- Ты о чем?
- Знаете, нужно или самой до такой степени завести мужчину, чтобы почувствовать наслаждение, или дать сразу многим. Почему существует лесбиянство?
- Почему?
- Потому что наслаждение женщины не в факте, чтобы кончить. Пойдемте ко мне. – она сунула свою ручку ко мне в трусики. Я снова испытала восторг. И сунула руку ей. Антонина Петровна развела ножки, впуская меня туда.
- Пошли.
- Мальчиков берем?
- Ну, кто еще способен…

И мы обе засмеялись.