Гертруда Белла

Комиссар ВЧК


Обыск длился уже второй час. Безрезультатно.
Этот ювелир был богатым человеком. При старом режиме, он был поставщиком императорского двора. Советская власть уже реквизировала у него ювелирные изделия и драгоценные металлы, но по оперативным данным получалось, что у него отняли не все. Он имеет еще, и имеет немало. Вот только где он это прячет?
Ювелир, пожилой уже человек, невозмутимо разводит руками:
- товарищи, красные, откуда у бедного еврея золото? Все это у меня было в прошлом.

Его жена постоянно греет самовар и предлагает нам чай.
Бригада переворошила все вещи и простучала все стены.
Я присела на стул. Мне нужно эти драгоценности найти. Я комиссар ВЧК, и я хочу доложить председателю ГубЧека об успешном выполнении операции. Мне уже больше сорока. При царской власти я ничего не достигла. Уехала из родной деревни в Питер, вышла замуж. Муж работал на Путиловском заводе. А я стала работать на ткацкой фабрике. Потом муж, однажды зимой сильно выпил и замерз. Я какое-то время поработала горничной у одного адвоката. Платил он хорошо, правда требовал от меня особых услуг, чтобы я с ним спала. Меня это не очень огорчало. Потом, этот козел заменил меня на другую, смазливую и молодую деваху. И я вернулась на фабрику.

Теперь, Советская власть. Мне нравится мое новое положение. Я люблю митинги. Участвовала в становлении женских комитетов, я знакома с Коллонтай и с Розой Люксембург. И по разнарядке партии большевиков, как пламенный боец революции, а также как сознательный представитель женского пола, была направлена в органы ВЧК.
Мне нравится ходить в кожаном, хрустящем реглане, длинной юбке и в хромовых сапогах. Мне нравится, что у меня на боку - маузер.

Я перевожу взгляд с одного лица на другое. Хозяин - бесполезно его раскалывать, жена - одна пара. Сын - отец мог и не посвящать в свои секреты, а дома он бывает редко, как я понимаю, увидеть процедуру оборудования тайника, наверное, не мог. Да и вид у него, простовато тупой. Ювелир из него не получился, работает агентом по заготовке говяжьих шкур. Его жена полная дура.

А вот внук? Мальчику лет 15-ть плюс минус скорее минус. Он мог дедушке помогать. И дедушка мог ему доверять, надеясь на его наивность.

Это шанс!
- иди за мной. – ага дедушка вздрогнул, оперативники обернулись – работайте.
Я села, задернула юбку, чулки у меня шерстяные. Я вынула все так, что письку свою открыла
- хочешь сюда сунуть? А?
Он молчит.
- ну если не хочешь, так мне ее убирать?
- Нет, я хочу.
- Суй.

Он подходит, вынимает член. Мальчишка совсем и резко вставляет. Ух ты а я думала, что это будет нежно.
- кончить хочешь там?
- Хочу.
- Где спрятано? Скажешь, дам еще и не только сегодня.
- В люстре – хрипит он.
- Ах, вот где – торжествую я – и начинаю двигаться, кончай скорее, тут такие дела у меня – но кончить тебе дам. Ты же по-честному?
- А когда еще можно? – мальчик вытирает лоб.
- Да хоть завтра, придешь в ВЧК?

Он вздрогнул:
- нет, я боюсь.
- Ну, и бойся, правильно делаешь.

- внимание, люстру снимать!

Дедушка затрепетал,
- там ничего нет
- посмотрим.

Я получила орден Красного Знамени за упертость и за сознательность.

А что дала? Ерунда.
Не так часто я юбку задираю. Фигня.