Библиотека русского инцест клуба

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Библиотека русского инцест клуба » О, Гертруда! » Гертруда Белла Если не перечить мужу


Гертруда Белла Если не перечить мужу

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Гертруда Белла

Если не перечить мужу

Я вышла замуж только в тридцать лет. Папа мой был священником и держал деревенский приход в одном заброшенном селе. Он страдал тяжелой болезнью, поэтому желая обеспечить нам с мамой условия жизни после своей кончины, он требовал от меня, чтобы я хранила девственность, а после его смерти, чтобы вышла замуж за выпускника духовной семинарии и стала попадьей.
Все так и вышло. После смерти папеньки мы с мамой приехали в духовную семинарию. Ректор семинарии самолично подобрал мне мужа, и даже определил нас не в папин приход, а предоставил ему место дьяка в большом городе. Мы с мамой были счастливы от такого поворота событий.
Муж мой оказался на 7 лет младше меня. Он был доволен, что я ему досталась девственницей. Хотел он меня часто, по нескольку раз в день. Я ему не отказывала. Он наслаждался моей доступностью и придумывал все новые формы половой близости. Он брал меня и спереди и сзади, и в кровати, и на полу, и лежа, и сидя, и стоя. Наконец, он стал меня иметь в рот, и даже в попу. Я на все соглашалась, тем более, что и мама моя все время мне повторяла:
- Зинаида, ублажай мужа! Он кормилец наш.

Тот день был ничем не примечателен. Муж с утра овладел мной три раза, и ушел на службу. Мы сидели с мамой на кухне и лепили вареники. В дверь постучали, я вытерла руки о передник и пошла открывать. На пороге стоял мальчишка лет четырнадцати, в черной шапочке и рясе. Наверное, ученик церковно-приходской школы. Он протянул мне бумажку:
- отец Федор (это и есть мой муж) велел чтобы вы мне дали.
- что дала? - переспросила я.
- как что? Это самое - мальчик сделал выразительный жест руками, из которого стало ясно, что он имеет ввиду.

Я покраснела и развернула бумагу. Там было написано: "Зинаида, дай мальчишке. Он расскажет чего и как."

Я повернулась к маме. Мама сделала круглые глаза и ляпнула свое обычное:
- не перечь мужу.

Я молча повернулась и направилась в комнату. Происходила какая-то ерунда, которую я не понимала. Почему Федор так поступает?
Я легла на кровать. Раздеваться не стала. Задрала подол платья и раздвинула ноги. Мальчишка скинул штаны и полез на меня. Он уверенно устроился и сразу принялся за дело. Он шумно дышал. Я чуть повернула голову и увидела, что мама подглядывает за нами, в узенькую щелочку приоткрытой двери. Мальчик действует все активнее и увереннее. Он волнуется, я это чувствую. Его волнение мне приятно. Муж тоже раньше волновался, когда меня брал, а теперь уже не то. Кажется, он кончает. Переволновался, наверное, или долго у него стоял. Я ему шепчу:
- в меня не надо, я еще от мужа не успела забеременеть.

Мальчик вздрагивает и останавливается. Он бормочет:
- вынимать? а куда …

Я тоже в недоумении, а и правда, куда? Муж кончает всегда в меня, чтобы я забеременела. А мальчику куда? Одежду и постельное белье пачкать не надо. Мальчик подсказывает сам:
- а можно я вас … вам его в ротик? - у него дрожит голос. Это значит, что он очень хочет, чтобы получилось именно так.
- можно - отвечаю я, понимая, что других вариантов все равно нет. Я бросаю взгляд на дверь. Мама продолжает на нас смотреть.

Мальчик вскакивает и торопливо, придерживая свою рясу, перебирается в другое положение. Он становится на коленях, надо мной. Почти садится на мою грудь. Его член подрагивает, он его только что извлек из меня. Я открываю рот. Это для меня уже не новое, Федор обожает, чтобы я ему сосала, так что я уже умею.
Член мальчика тыкается мне в рот. Я позволяю ему сунуть головку члена между моими губами и начинаю медленно, но глубоко его сосать. Мальчик немножко дрожит, он кладет одну руку мне на плечо, а другой придерживает свою рясу, чтобы она не упала мне на лицо.
- никогда еще не ебался так хорошо … - бормочет он.

А он уже это делал? - удивляюсь я. Он такой молоденький. Член дергается и мой ротик наполняется вязкой, горячей жидкостью. Я глотаю в несколько приемов, не запачкать бы тут все. Мальчик извивается, его член начинает опадать, и я его всасываю почти весь.
- спаси-иба - не то шепотом, не то низким голосом говорит он.

Я отряхиваюсь. Мальчик стоит передо мной. Глаза его сияют счастьем. Он улыбается.
- так это … - говорит он - отец Федор просил, чтобы вы дали мне … - я смотрю на него, ничего не понимая - набор кисточек, которые отец Федор купил для нашего богомаза, их должно быть 5 штук, они в красной деревянной коробке.

- А … - я едва не теряю сознание - а … это?
- а это было здорово - мальчик сияет - вы не бойтесь, я никому не расскажу.

Я ищу коробку. Я помню, как Федор ее приносил. Как же так? - думаю я - как я могла изменить мужу? Коробка нашлась. А что если Федор догадается? Если мальчик не сумеет сдержать своей радости? Я смотрю на маму. Кажется, она тоже напугана.
- как тебя зовут? - спрашиваю я мальчика, и удивляюсь себе. Сначала далась, я теперь только выясняю как его имя.
- Павлик я - отвечает он.
- Вот что, Павлик - говорю ему я - забудь про то, что мы с тобой делали. Если отец Федор что-то заподозрит, то скажешь что у тебя это было с Екатериной Матвеевной - я киваю на маму - понял?

Мама всплеснула руками, но я не обращаю на нее внимание.
- понял - как-то неуверенно отвечает Павлик - только …
- что только? - быстро переспрашиваю я.
- ну … - Павлик задумчиво смотрит на маму, она даже покраснела - ну, у нас же с вами было, и мне понравилось.
- так тебе бы понравилось и с Екатериной Матвеевной, разве нет? - спрашиваю я Павлика.
- не знаю - тянет он
- Что значит"не знаю"? - я начинаю сердиться и поворачиваюсь к маме - вот нахал какой, он сомневается.

Мама молчит и судорожно теребит свою кофточку. Вообще-то, она красивая. Ей за пятьдесят, но она худенькая и стройная.
- может ты хочешь попробовать с ней? - кажется это я говорю лишнее, но я уже ляпнула.
- хочу - соглашается Павлик.

Я поворачиваюсь к маме.
- ну, значит так надо. Мама, ложитесь на кровать.
- ой, господи - мама крестится - грех-то какой.

Я досадливо машу рукой.
- Ой, не перечьте. А то, от вас убудет? Лишь бы у Федора сомнений не появилось.

Мама ложится на кровать и стыдливо задирает подолы своих юбок. Павлик открыл рот и смотрит на нее.
- Ну, - спрашиваю я его - чего ты стоишь?

Я сажусь перед ним на корточки, задираю на нем его рясу, беру в руку его болтающийся член, и без предисловий, начинаю его сосать. Член вздрагивает и оживает. Я сосу еще, пусть встанет по-настоящему. Член уже не помещается у меня во рту. Я его выпускаю.
- Ну, - я смотрю на Павлика снизу вверх - теперь ты готов? Екатерина Матвеевна ждет.
- го-то-в - по слогам произносит Павлик.

Я легонько подталкиваю его в сторону кровати. Павлик делает несколько шагов. Он держит в руках свою рясу, а его член смешно покачивается в такт его шагам. Павлик залезает на кровать. Мама широко разводит ноги. Я смотрю, мне интересно, как это происходит, если смотреть со стороны.
Павлик укладывается на маму, отпускает свою рясу и обнимает маму за плечи. Он активно двигает тазом. Пытается ей попасть - догадываюсь я. Мама вздрагивает и ахает. Попал значит - думаю я. Мама бросает на меня через плечо Павлика виноватый и укоризненный взгляд. Ей неудобно, что я смотрю. Ну и пусть. А сама, разве не подсматривала, когда Павлик меня имел? И потом, кто мне говорил - "не перечь …".
Я присела на стульчик. Половой акт длился не очень долго. Минут десять. Все молчали, только я один раз сказала:
- Павлик, кончить можно прямо туда - мама снова бросила на меня укоризненный взгляд.

Павлик кончил и заторопился уходить. Он взял под мышку коробку и кистями, посмотрел на нас.

- Спасибо - пробормотал он.

Мама промолчала, а я зачем-то ответила:
- на здоровье.

Федор пришел домой поздно. За ужином он несколько раз, с интересом, посмотрел на маму. Сразу после ужина мама ушла к себе. Я принялась мыть посуду. Федор тоже ушел с кухни. Минут через пятнадцать, меня как ударило током. Возникло предчувствие, что-то не так. Я тихонько, ступая на цыпочках, подошла к маминой комнате. Из-за двери доносились приглушенные голоса. Я прислушалась. Слышно было плохо, но мне все-таки удалось расслышать кое-что.
- Екатерина Матвеевна - бубнит Федор - вы дали этому мальчику, а мне почему не даете?
- Феденька, Феденька - раздается мамин шепот - не надо, грех же …

Наступает тишина. Раздается какая-то возня. Я осторожно приоткрываю дверь и заглядываю. Ну, так я и думала. Мама стоит в позе, в которой и я неоднократно стояла. Обожает Федор, чтобы так. Мама положила сиськи на стол, а руками придерживает свои юбки. Федор стоит сзади ее, он держит маму обеими руками за попу, и как бык во время случки, яростно ее имеет. Мне хорошо знаком этот его напор. Я прикрываю дверь и возвращаюсь на кухню. Значит, мама ему дала? Вот как.

Ночью, Федор полез ко мне. Я привычно развела ноги. Федор резко воткнул и задышал мне в ухо. Я задираю ноги вверх, ему так нравится, и спокойно спрашиваю его:
- понравилось маму ебать?
Федор замирает. Не знает, что ответить.
- а ты знаешь?
- знаю - отвечаю я.
- так, это Зин, ну - Федор опять начинает двигать членом, но как-то задумчиво - ну, тут такое дело …
- какое? - спрашиваю я и начинаю ерзать под ним, он тащится от этого.
- так, я это, мальчонку посылал, за красками …
- приходил, и что?
- а ты и не знаешь? - Федор опять увлеченно занимается моим оплодотворением.
- не знаю - я отвечаю с придыханием, пусть думает, что у меня почти оргазм.
- так ему мамаша дала, представь?
- да ты что? - я изображаю удивление - это как? Откуда ты знаешь? Враки, наверное.
- не враки - Федор опять останавливается - Павлик мне сам рассказал. Я сразу почувствовал, что тут что-то не совсем так.
- а что еще он тебе рассказал? - я внутренне напрягаюсь
- Больше ничего. Мамашу не ебет никто, вот и дала. - Федор тяжело дышит, скоро кончит, а я расслабляюсь. Павлик обо мне ничего не рассказал. А Федор, все-таки догадался. Я правильно поступила.
- И ты теперь собираешься маму все время ебать?
- Ну - Федор не знает как мне это сказать, а я жду - ну, кто-то должен же ее ебать.
- а если у нас с тобой будет дочь? - я тихонько щипаю Федора - ты ее ебать станешь?

Федор молчит, а потом медленно говорит
- вообще-то, было бы здорово.
- а если у нас будет сын? - я удивляюсь развратностью своего мужа - то пусть он меня будет?

Федор опять умолкает и останавливается. Сейчас в нем уже чувство собственника.
- ну, если ему и тебе это понравится - говорит он.
- так у нас будет и дочь, и сын? - спрашиваю я.
- и не один, и не одна! - воодушевленно отвечает Федор

Я закрываю глаза. Если я забеременею, то через 15 лет мой мальчик уже начнет хотеть, а может и раньше. Мне будет сорок пять, я буду даже младше, чем моя мама сейчас. И у моего мальчика на меня встанет!
От этой мысли меня сотрясает дрожь, и я меня накрывает волна наслаждения. Откуда-то, издалека доносится голос Федора:
- Ты кончаешь? Ничего себе. Какая ты стала у меня. Так ты согласна, что я буду маму?
- если ты согласен, что меня будет наш сын - я шепчу и сама себе удивляюсь. Откуда во мне это? Но это так приятно.
- согласен - сразу отвечает Федор. Конечно, маму можно уже сейчас, а сын еще когда родится и вырастет.

Ничего, я терпеливая. Я подожду.

0

2

Гертруда Белла Если не перечить мужу - 10 лет спустя

Продолжение истории Зинаиды.

Павлик и Толик деловито собираются в гимназию. Это я настояла, что они не будут учиться в церковно-приходской школе. Павлик - мой сын, а Толика родила мама. Мы их родили почти одновременно с разницей в две недели. По городу поползли тогда слухи. Муж даже имел беседу с епископом. Да, как-то, само по себе утряслось. Толик мне с одной стороны - брат, а с другой он сын моего мужа, значит, сын? Впрочем, они оба называю меня мамой Зиной, а мою маму, они не называют бабушкой, она для них мама Катя. Так что мы с ней обе мамы.

Маме уже шестьдесят, а мне сорок. Еще у нас есть Танечка, ее родила я, и Димочка, тоже я. Они еще маленькие, Танечке восемь, а Димочке шесть. А еще есть у нас Верочка, ей совсем еще пять. Мама в свои пятьдесят пять ее родила. Федор так радовался.
И все они не знают слова "бабушка", мама Зина и мама Катя. Только папа один у всех. Верочка с нами дома остается. Танечка учится в музыкальной школе. Талант у ребенка, играет на скрипке, может на рояле, может и на гармошке. И так играет, что все удивляются.
Димочка потянулся к церкви, увлеченно играется с папиными атрибутами. И кадило ему дай, и крест на шее, чтобы был. Ну, я не против. Бог примет.
Мальчики уходят в гимназию. Я по-привычке осеняю их крестом. Едва за ними закрывается дверь, меня манит мама, как-то заговорщически. Я вхожу к ней:
- ты чего, мам?
- Зин, тут вчера так получилось.
- как? - раздражает мамина привычка этой интриги. Сейчас окажется, что она сожгла сковородку. Можно проще это рассказать?
- Мне неудобно, мальчики друг с другом общаются!
- а чего стряслось-то? Мама, вообще, Вы научитесь рассказывать все толком?
- ой, не сердись, Зинаида, я и сама места себе не нахожу.

Я молчу и жду. Лучше дать ей самой рассказать, а то из мамы ничего не выдавить.
- Вчера, у Павлика встал. И я ему дала.
- Что??? моему Павлику? Почему? Как??? - я взрываюсь от возмущения. Ну почему она? Почему так?
- Зинаида, Бога ради, не сердись, он пришел ко мне в комнату. Пуговица у него оторвалась. А ты вчера, помнишь, ты занятая была. Ты …
- да, помню, помню, Федор как ураган прибежал и утащил меня. Ну и что пришила пуговицу-то?
- ой … пришила, а потом как обычно зубами стала нитку откусывать. А Павлик стоит рядом, и я вижу, что и у него стоит.
- и что дальше? - у меня все холодеет внутри. Ну почему так? Федор маму хочет все время. Теперь мой Павлик, и опять мама. Это мой сын!!
- Ну, Зинаида, в общем так получилось, что я у него взяла. - мама опускает голову.
- мама, а почему не у Толика?
- так у Толика пуговица не отрывалась - мама едва не плачет - я вот только чего думаю-то
- ну и чего Вы думаете? Вы еще и думать умеете? - меня всю от злости несет.
- Павлик Толику похвастается. Нехорошо, Толика никто еще не ублажал.
- С Вами, мама, не скучно. Вечно учудите. - я сажусь на стул - и что у Павлика основательно стоял?
- ой, Зинка, так сильно стоял. Я сосала, как-будто Федору. Такой стержень прямо, это, твердый!
- Вы никому не рассказывали хоть?
- Нет - мама всплеснула руками - только тебе, Зинаида!
- ну, и не говорите никому. Мальчики вернутся из гимназии, будет видно. Ох, мама, мама …
- а что я?
- откуда в Вас эта готовность быть шлюхой?
- да, разве я не женщина?

Больше мы с мамой не разговаривали про это. В середине дня мальчики вернулись из гимназии. Верочка уснула. Набегалась за день. Танечка играла на флейте, это ей дали поиграть соседи. Красиво играла, кажется Аве-Мария. А Димочка ушел с отцом, там служба начинается. Крещение.
Мальчики сели обедать. Я перехватила взгляд Павлика, и он смутился сразу. А вот Толик смотрел на меня с каким-то новым интересом. Хочет меня - сразу поняла я. Павлик рассказал и теперь у них желание. А как бы он не рассказал, они братья, не разлей вода.
Мальчики кушали быстро, без аппетита. Что-то их волновало другое. Они быстро вскочили из-за стола.
- Спасибо, мама Зина.

Я проследила куда они направятся. Так и есть в комнату к маме. Ну, это уже полный вызов мне! Я подождала минут пять. Из маминой комнаты никто не вышел. Я вытерла руки о полотенце и направилась туда.
Так. Мама сосет Толику, а член Павлика держит в руке. А не догадаться лечь? Одному дать, а другому сосать. Павлик увидев меня вздрогнул.
- мама …
- что? у тебя уже встает?

Толик оборачивается и смотрит на меня. У меня начинается психоз. Значит мама вчера сосала Павлику, сегодня она сосет Толику, а Павлик ждет своей очереди. Это не то, как я мечтала. Я ложусь на кровать, задираю юбку и развожу ноги.
- ну, кто первый хочет маму Зину?

Павлик отталкивает мамину руку, которая держала его член и кидается ко мне. Так-то лучше. Я не мешаю Павлику на меня залезть. А потом говорю, стараясь придать голосу ласковую интонацию:
- не спеши, мой мальчик, сколько хочешь, столько и дам.

Павлик беснуется и никак не может попасть. Этого волнения я ждала все время. Пока кормила его грудью, пока купала их с Толиком вместе. Толика я тоже кормила грудью. У мамы молоко вроде появилось, да сразу закончилось. Я просовываю руку и сама направляю его член.
- Ах - выдыхает он. Теперь можно ничего не делать. Пусть сам делает, что ему хочется.

Толик смотрит на нас. И мама повернула голову к нам. Так смешно, член Толика у нее во рту, глаза у нее удивленные.

- тебе меня нравится ебать, сынок? - участливо спрашиваю я.
- нравится - отвечает Павлик. Он дрожит, и я глажу его худенькую спину.

- Мама Катя, а можно и мы с вами так? - голосом который не похож на его голос, говорит Толик.

Мама вынимает его член изо рта, и поспешно задирает юбки. А кровать то одна - думаю я. Теперь мы оба с Павликом повернули головы и наблюдаем за ними. Мама озирается, и идет к нам. Я виляю попой и отодвигаюсь к стене. Павлик перемещается вместе со мной. Мама ложится рядом и разводит ноги, согнув их в коленях. Толик лезет на нее.
Мама поворачивает голову ко мне.
- Зин …
- Да?
- не сердишься?
- не …

Двое маленьких мужчин с азартом начинают нас иметь. Не все же Федору одному нас обеих. Мне становится хорошо, но я спрашиваю то, что хотелось спросить.
- Павлик, хочешь поменяться с Толиком местами?
- Нет - ревет он.

Я счастлива. Мама сжимает мою руку. Она не рискнула такое спросить у Толика.
но они братья, он бы тоже ответил так.
И громко играет флейта. «Аве-Мария».

0


Вы здесь » Библиотека русского инцест клуба » О, Гертруда! » Гертруда Белла Если не перечить мужу