Гертруда Белла Если не перечить мужу - 10 лет спустя

Продолжение истории Зинаиды.

Павлик и Толик деловито собираются в гимназию. Это я настояла, что они не будут учиться в церковно-приходской школе. Павлик - мой сын, а Толика родила мама. Мы их родили почти одновременно с разницей в две недели. По городу поползли тогда слухи. Муж даже имел беседу с епископом. Да, как-то, само по себе утряслось. Толик мне с одной стороны - брат, а с другой он сын моего мужа, значит, сын? Впрочем, они оба называю меня мамой Зиной, а мою маму, они не называют бабушкой, она для них мама Катя. Так что мы с ней обе мамы.

Маме уже шестьдесят, а мне сорок. Еще у нас есть Танечка, ее родила я, и Димочка, тоже я. Они еще маленькие, Танечке восемь, а Димочке шесть. А еще есть у нас Верочка, ей совсем еще пять. Мама в свои пятьдесят пять ее родила. Федор так радовался.
И все они не знают слова "бабушка", мама Зина и мама Катя. Только папа один у всех. Верочка с нами дома остается. Танечка учится в музыкальной школе. Талант у ребенка, играет на скрипке, может на рояле, может и на гармошке. И так играет, что все удивляются.
Димочка потянулся к церкви, увлеченно играется с папиными атрибутами. И кадило ему дай, и крест на шее, чтобы был. Ну, я не против. Бог примет.
Мальчики уходят в гимназию. Я по-привычке осеняю их крестом. Едва за ними закрывается дверь, меня манит мама, как-то заговорщически. Я вхожу к ней:
- ты чего, мам?
- Зин, тут вчера так получилось.
- как? - раздражает мамина привычка этой интриги. Сейчас окажется, что она сожгла сковородку. Можно проще это рассказать?
- Мне неудобно, мальчики друг с другом общаются!
- а чего стряслось-то? Мама, вообще, Вы научитесь рассказывать все толком?
- ой, не сердись, Зинаида, я и сама места себе не нахожу.

Я молчу и жду. Лучше дать ей самой рассказать, а то из мамы ничего не выдавить.
- Вчера, у Павлика встал. И я ему дала.
- Что??? моему Павлику? Почему? Как??? - я взрываюсь от возмущения. Ну почему она? Почему так?
- Зинаида, Бога ради, не сердись, он пришел ко мне в комнату. Пуговица у него оторвалась. А ты вчера, помнишь, ты занятая была. Ты …
- да, помню, помню, Федор как ураган прибежал и утащил меня. Ну и что пришила пуговицу-то?
- ой … пришила, а потом как обычно зубами стала нитку откусывать. А Павлик стоит рядом, и я вижу, что и у него стоит.
- и что дальше? - у меня все холодеет внутри. Ну почему так? Федор маму хочет все время. Теперь мой Павлик, и опять мама. Это мой сын!!
- Ну, Зинаида, в общем так получилось, что я у него взяла. - мама опускает голову.
- мама, а почему не у Толика?
- так у Толика пуговица не отрывалась - мама едва не плачет - я вот только чего думаю-то
- ну и чего Вы думаете? Вы еще и думать умеете? - меня всю от злости несет.
- Павлик Толику похвастается. Нехорошо, Толика никто еще не ублажал.
- С Вами, мама, не скучно. Вечно учудите. - я сажусь на стул - и что у Павлика основательно стоял?
- ой, Зинка, так сильно стоял. Я сосала, как-будто Федору. Такой стержень прямо, это, твердый!
- Вы никому не рассказывали хоть?
- Нет - мама всплеснула руками - только тебе, Зинаида!
- ну, и не говорите никому. Мальчики вернутся из гимназии, будет видно. Ох, мама, мама …
- а что я?
- откуда в Вас эта готовность быть шлюхой?
- да, разве я не женщина?

Больше мы с мамой не разговаривали про это. В середине дня мальчики вернулись из гимназии. Верочка уснула. Набегалась за день. Танечка играла на флейте, это ей дали поиграть соседи. Красиво играла, кажется Аве-Мария. А Димочка ушел с отцом, там служба начинается. Крещение.
Мальчики сели обедать. Я перехватила взгляд Павлика, и он смутился сразу. А вот Толик смотрел на меня с каким-то новым интересом. Хочет меня - сразу поняла я. Павлик рассказал и теперь у них желание. А как бы он не рассказал, они братья, не разлей вода.
Мальчики кушали быстро, без аппетита. Что-то их волновало другое. Они быстро вскочили из-за стола.
- Спасибо, мама Зина.

Я проследила куда они направятся. Так и есть в комнату к маме. Ну, это уже полный вызов мне! Я подождала минут пять. Из маминой комнаты никто не вышел. Я вытерла руки о полотенце и направилась туда.
Так. Мама сосет Толику, а член Павлика держит в руке. А не догадаться лечь? Одному дать, а другому сосать. Павлик увидев меня вздрогнул.
- мама …
- что? у тебя уже встает?

Толик оборачивается и смотрит на меня. У меня начинается психоз. Значит мама вчера сосала Павлику, сегодня она сосет Толику, а Павлик ждет своей очереди. Это не то, как я мечтала. Я ложусь на кровать, задираю юбку и развожу ноги.
- ну, кто первый хочет маму Зину?

Павлик отталкивает мамину руку, которая держала его член и кидается ко мне. Так-то лучше. Я не мешаю Павлику на меня залезть. А потом говорю, стараясь придать голосу ласковую интонацию:
- не спеши, мой мальчик, сколько хочешь, столько и дам.

Павлик беснуется и никак не может попасть. Этого волнения я ждала все время. Пока кормила его грудью, пока купала их с Толиком вместе. Толика я тоже кормила грудью. У мамы молоко вроде появилось, да сразу закончилось. Я просовываю руку и сама направляю его член.
- Ах - выдыхает он. Теперь можно ничего не делать. Пусть сам делает, что ему хочется.

Толик смотрит на нас. И мама повернула голову к нам. Так смешно, член Толика у нее во рту, глаза у нее удивленные.

- тебе меня нравится ебать, сынок? - участливо спрашиваю я.
- нравится - отвечает Павлик. Он дрожит, и я глажу его худенькую спину.

- Мама Катя, а можно и мы с вами так? - голосом который не похож на его голос, говорит Толик.

Мама вынимает его член изо рта, и поспешно задирает юбки. А кровать то одна - думаю я. Теперь мы оба с Павликом повернули головы и наблюдаем за ними. Мама озирается, и идет к нам. Я виляю попой и отодвигаюсь к стене. Павлик перемещается вместе со мной. Мама ложится рядом и разводит ноги, согнув их в коленях. Толик лезет на нее.
Мама поворачивает голову ко мне.
- Зин …
- Да?
- не сердишься?
- не …

Двое маленьких мужчин с азартом начинают нас иметь. Не все же Федору одному нас обеих. Мне становится хорошо, но я спрашиваю то, что хотелось спросить.
- Павлик, хочешь поменяться с Толиком местами?
- Нет - ревет он.

Я счастлива. Мама сжимает мою руку. Она не рискнула такое спросить у Толика.
но они братья, он бы тоже ответил так.
И громко играет флейта. «Аве-Мария».