Гертруда Белла

Удовлетворительно для учительницы


- Елена Андреевна. Вы ко мне придираетесь. Так не честно.

Я поправляю очки и поднимаю голову.
- Титаренко, ты у меня просто двоечник. И я не знаю, что мне с тобой делать.
Ты даже не можешь запомнить, что сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы. Неужели это так трудно?

Я встаю из-за стола. И подхожу к окну. За окном падает снег. Пора выставлять итоговые оценки и уходить на каникулы. Титаренко двоечник не только по моему предмету. Нужно как-то поставить ему тройку и закончить этот разговор. Я вздыхаю.

Он подходит ко мне сзади. Я не оборачиваюсь. Ну пусть выдаст свой любимый монолог, который я уже наизусть знаю. Что он старается, учит, но у него не получается. Что у него папа пьет, мама каждый день плачет, ну и так далее.

Я улыбаюсь. Да и ладно. Жизнь все равно идет. Сейчас нотацию ему прочитаю. Поставлю тройку. И все. Я вздрагиваю. Это еще что такое? Титаренко резко задирает на мне юбку. Такого я не ожидала. Я вцепляюсь обеими руками в подоконник.
- Ты что?

Он молчит. Он ухватывает мои трусики и вместе с колготками стягивает вниз. Что он делает?
- Титаренко, ты что хулиган?

Он не отвечает, но нагло и уверенно впивается губами мне в клитор. Я наклоняюсь вперед и выпячиваю попу. Я ему письку подставляю. Мне так никогда не делали, а это так приятно. Титаренко меня языком и губами ласкает, а сам стягивает вниз колготки. Я поочередно переступаю, позволяя ему снять с себя то, что он уже стянул вниз. Я расставляю ноги шире.
- Титаренко, ну чего от тебя не ожидала…

А он расстегивает мою юбку. Как хорошо он мне вылизывает. Теперь он шарит по мне руками. Он расстегивает все пуговки и молнии, на которые натыкается. Я судорожно ему помогаю. Я сама начинаю себя раздевать. Помешательство какое-то. Титаренко вскакивает на ноги. Он быстро снимает с меня одежду. Потом сбрасывает все с себя и спускает вниз штаны. Я осталась в туфельках и в очках. Его член стоит и явно меня хочет. Титаренко очень тихо мне говорит:
- Елена Андреевна, хотите я вам его засажу?

Я облизываю губы. Лет двадцать назад, я бы закричала и дала бы ему пощечину. Но сейчас … Я тряхнула волосами.
- хочу! - что я говорю? Как я могу?

Титаренко радостно улыбается и тащит меня за руку к моему столу.
- ложитесь сюда, Елена Андреевна!

Я послушно ложусь. Это какой-то гипноз или наваждение?
- поднимите вверх ножки. Сейчас я вам так вставлю, что вы будете извиваться.

Я поднимаю ноги. Что он говорит? Как он смеет? Его член резко входит в меня.
- ну вот - беззаботно говорит он - наконец-то это случилось. Я всегда хотел вас ебать.
- меня? - лепечу я, и машинально поправляю очки.
- вас, Елена Андреевна. Так сумма каких там параллепипедов?
- квадратов катетов - выдыхаю я. Член Титаренко, как бешенный, мощными ударами делает свою работу.
- и что эти квадраты делают? - спрашивает он, и мнет мои сиськи.
- их сумма равна - я прикусываю губки. Титаренко извлекает член и шлепает меня им по клитору, и снова резко втыкает.
- рассказывайте, Елена Андреевна!
- сумма квадратов - бормочу я - равна квадрату гипотенузы.
- Да? Вот как. Я запомню. - Титаренко берет меня за талию обеими руками и резкими движениями глубоко насаживает меня на свой член - а вы лучше чем училка английского.

До меня не сразу доходит смысл сказанного.
- учительница английского? - Светлана Леонидовна, крашенная блондинка, очень вежливая, интеллигентная и воспитанная дама - а при чем тут она?
- я ее тоже ебал. Но ваша пизда приятнее!
- а чем приятнее? - что он такое говорит?
- да хрен ее знает! Но вас ебать интереснее, чем было ее!
- как?
- а также. Задрал ей юбку, начал там лизать, никуда не делась, дала - Титаренко довольно смеется.

Его смех сопровождается колебаниями его живота и вибрированием его члена, который нагло и приятно долбит меня, как дятел обрабатывает дупло. Каждый удар все сильнее и резче.
- Елена Андреевна - Титаренко заговорщически мне шепчет - а кончать можно в вас, или вынимать?
Светлана Леонидовна просила, чтобы я ей на живот, а вот Татьяна Николаевна разрешила кончать туда. Зато Любовь Михайловна взяла у меня в рот. А как вы скажете?

Я в шоке. Он имел не только Светлану Леонидовну, но и Татьяну Николаевну, нашего строгого завуча? И даже Любочку? Любочка еще молоденькая понятно, что она предпочла в ротик, зачем ей беременность ненужная, а Светлана значит на животик?
- Елена Андреевна, вы долго будете думать? Я скоро кончу. Так куда?

Я мотаю головой:
- куда хочешь!
- У … - мычит Титаренко - я во все ваши дырки хочу!! Катеты, гипотенузы!!! - удары делаются жестче - в рот хочу вам кончить! Давайте, открываете! Да быстрее же! Это Вам не про гипотенузу плести!

Титаренко извлекает из меня свой ствол, берет рукой за волосы и легко разворачивает меня на гладко отполированной поверхности стола. Другой рукой он крепко сжимает меня за сиську. Я открываю рот и туда сразу вонзается его стержень.
- сосите, Елена Андреевна! - он пытается втолкнуть поглубже, но у меня возникает что-то похожее на спазмы.

Этот вид секса для меня не привычен. Я мычу, пытаясь дать ему понять, что не надо так глубоко, но это не помогает. Титаренко игнорирует мое мычание. - Сосите его! И не вздумайте кусать!

Наконец, я чувствую плевок горячей спермы. Титаренко крепко держит меня за волосы. Я глотаю и с облегчением чувствую, как этот твердый прут у меня во рту начинает уменьшаться в своем объеме и ярости.
- Никогда еще так классно никого не ебал, как вас выебал, Елена Андреевна - довольным голосом сообщает Титаренко, и радостно добавляет - а сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы.

Я слезаю со стола, собираю свои разбросанные по полу одежды, роюсь в сумочке в поисках прокладок. Не глядя на Титаренко, сообщаю ему:
- ставлю тройку раз запомнил про катеты и гипотенузу. Можешь идти.

В учительской сидит Любовь Михайловна. Она приветливо кивает мне головой. Я тоже здороваюсь с ней. Возникает странная мысль - "а ей он тоже в рот кончил, как и мне!" Я на миг задумываюсь, к чему я об этом, может я еще и ревную?
Я заполняю журнал. Как хорошо, что впереди каникулы. В учительскую входит Татьяна Николаевна. А ей он кончил, не вынимая - опять думаю я, и тряхнув головой, отгоняю от себя эти мысли. Татьяна Николаевна подходит ко мне заглядывает в раскрытый журнал.
- Все сдали? О, даже Титаренко получил тройку - она делает паузу и задумчиво говорит - удо-в-лет-во-ри-тель-но.

Я почему-то вздрагиваю, и Любочка как-то необычно смотрит на меня.
- удовлетворительно - поспешно подтверждаю я - на хорошо не тянет.
- разумеется - соглашается Татьяна Николаевна - удовлетворительно, это именно та оценка, которую заслуживает Титаренко.