Библиотека русского инцест клуба

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Библиотека русского инцест клуба » Субботние чтения » Д. & Л. Субботины Новая работа для учительницы


Д. & Л. Субботины Новая работа для учительницы

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Д. & Л. Субботины

Новая работа для учительницы

Антон сразу узнал ее, хотя и не видел ни разу после выпускного, но Наталью Викторовну, его учительницу истории не узнать было нельзя. В школе она была предметом эротических фантазий всех мальчишек, начиная с четвертого и кончая одиннадцатым классом. Невысокая, крашеная блондинка с капризными пухлыми губками и огромными синими глазами, она сводила с ума всех своих учеников. Про нее ходило множество историй, Антон прекрасно знал, что у многих мальчишек есть порнографические фотомонтажи с ее очаровательной головкой, но она была учительницей и была недоступна. Антон тоже просто грезил ей. Когда Наталья Викторовна на уроке объясняла что-нибудь, она любила садиться на первую парту и так вести урок. Антон всегда на ее уроке садился за первый стол и с нетерпением ждал, когда учительница опустится на крышку его парты. Когда она садилась, он с трепетом втягивал аромат ее духов и с упоением разглядывал ее тело через прозрачную блузку. Однажды он увидел, что замок сбоку юбки Натальи Викторовны немного разошелся и в дырочку видна ее голая кожа. Он не мог дождаться конца уроков и, прибежав, домой дрочил до полного изнеможения, представляя эту белую полоску ее тела.

И вот теперь он снова увидел ее в толпе людей, жаждущих вложить свои деньги в их банк. Хотя Антону и было всего 26 лет он уже занимал должность главного менеджера в солидном банке. Впрочем, его больших заслуг в этом не было. Все объяснялось житейски просто: папа Антона владел большим пакетом акций этого банка и входил в совет директоров, поэтому пристроить сына на доходную и мало обременительную должность хлопот не составило. Деньги Антон не считал, позволяя себе практически все, но работать не любил. Его роскошную трехкомнатную квартиру в центре города знали, наверное, все проститутки города. Родители смотрели сквозь пальцы на забавы сына, останавливая его только когда он переходил все границы. Тогда Антон ненадолго успокаивался, а потом снова пускался в загулы.

Антон с улыбкой протолкался сквозь толпу озлобленных ожиданием стариков и потянул Наталью за рукав.

– Наталья Викторовна?

Она обернулась, и недоумение сменилось радостным удивлением. Все-таки в школе Антон был довольно прилежным учеником, и она помнила его.

– Антоша!? Ты здесь работаешь? – изумленно спросила она. Антон небрежно кивнул и протащил ее в свой кабинет. Плотная дверь сразу отгородила их от шумного коридора. Учительница робко устроилась в роскошном кожаном кресле напротив Антона. Он с удовлетворением отметил про себя ее застенчивость. Шикарная обстановка кабинета подавляла людей не привыкших к роскоши. С не меньшим удовлетворением Антон отметил и то, что Наталья Викторовна мало изменилась за это время. Конечно, стало больше морщинок вокруг темно-синих глаз, руки стали руками взрослой женщины, а не выпускницы пединститута, но глаза все равно были огромными, улыбка очаровательной, а грудь ... грудь, кажется, немного отвисла, но это незаметно и не портит ее облик.

– Ты теперь здесь? – снова повторила Наталья Викторовна, – как же ты сумел устроиться здесь?

Антон небрежно махнул рукой, давая понять, что такие пустяки не стоят, чтобы о них говорить.

– Ну а вы как? – в свою очередь поинтересовался он. Наталья Викторовна тоже махнула рукой, но это был жест огорчения и усталости.

– Как? – горько усмехнулась она, – как все учителя: зарплаты нет, а если и дают, то не успеваем получить, как на нее уже ничего купить нельзя. Одни долги, вот скопила немного да родители прислали денег на юбилей. Только вместо юбилея хочу в банк положить, чтоб хоть немного на черный день отложить. Как ваш банк? Не подведет?

– А ..., – Антон вяло пробормотал что-то из рекламной брошюры, ибо в дела банка он не влезал, вспоминая о работе только в дни зарплаты. В его голове зародился какой-то план, сначала смутно, потом образы становились яснее. Он вдруг понял, что сейчас учительница стала гораздо доступнее, чем тогда в школе и этим можно воспользоваться. Он даже сам быстренько оформил Наталье Викторовне все необходимые документы, чтобы она не стояла в очереди. Заглянул в паспорт и убедился, что не ошибся когда на первый взгляд дал ей 35-36 лет, через неделю у Натальи был день рождения и ей исполнялось 35 лет. Заодно выяснил, что с мужем она разведена, что было ему на руку и что у нее есть сын – Сергей и ему 13 лет. Ну что же, решил Антон, судьба сама привела к нему мечту его детства, так что надо не упустить шанс.

Когда она ушла, несколько раз поблагодарив Антона за помощь и пригласив его на день рождения, он надолго задумался...

Неделя пролетела незаметно, но Антон весь извелся в ожидании заветного дня. Ровно в два часа он с огромным букетом роз, нагруженный коробками с подарками стоял у ее двери. Дверь открыла сама Наталья Викторовна.

– Антон! ... Ох ...! – она растерянно взяла охапку длинных темно-красных роз, – Ну зачем?! Это стоит кучу денег, я знаю ...

Антон, прервал поток ее изумленных слов, вручив ей еще пару коробок. Учительница ошеломленно принимала подарки, не скрывая впрочем, ни растерянности, ни удовольствия. На шум из комнаты выскочил мальчишка, сказал: "Ух, ты!" и принялся помогать матери принимать подарки. Тут были и торт, и конфеты, и новый телефонный аппарат, куча книг (Антон купил их, просто смотря на цены, выбирая, самые дорогие), и конечно настоящие французские духи. Последнее привело хозяйку в настоящий шок, но женская страсть к парфюмерии взяла свое и она не удержалась и прямо здесь открыла коробочку с упоением вдыхая пряный запах.

– Настоящая Франция! – шепотом, словно не веря в это чудо, произнесла она и вдруг поцеловала Антона. Тот сам, не ожидая такой реакции, покраснел, но быстро сообразил и привлек учительницу к себе и смело поцеловал в губы. Она удивленно взглянула на него, но не отстранилась, а даже ответила на его поцелуй. Антон покраснел еще больше и, убедившись, что сын занят раскладыванием подарков в комнате, вытащил из-под пиджака небольшой пакет и протянул его Наталье.

– Вот ... это вам от мамы! – краснея, сказал он, ибо точно знал, что мама тут совершенно ни при чем.

– Что это? – принимая шуршащий пакет, спросила Наталья Викторовна. Не дожидаясь ответа, впрочем, она развернула его и с изумлением увидела тонкую ткань очаровательных трусиков и лифчика.

– М.м.м.... передай маме, что я очень признательна ей! – оторопело, сказала учительница. Антон еще раз чмокнул остолбеневшую учительницу в щеку и прошмыгнул в зал.

День рождения, по мнению Антона, был занудлив до невозможности. Кроме него были еще две учительницы с его школы (он их не знал, видимо, пришли в школу после его выпуска, одна худая как вешалка, а вторая толстуха в темном платье), старичок-профессор чего-то там и соседка по площадке со своим мужем. Обычные вежливые расспросы быстро закончились и от Антона отстали. Все кроме мужа соседки, тот быстренько налакался и теперь жаждал поговорить "за жизнь", избрав для этой цели Антона. Через часок, не вынеся его пьяных речей и брызжущего слюной рта, Антон тихо послал его в известное место, на что мужик крепко обиделся, но с разговорами больше не лез. Ученые дамы спорили о чем-то с профессором, а счастливая Наталья Викторовна носилась между кухней и залом. Антону стало скучно и он сперва пробовал помогать Наталье, но понял, что надолго в кухне ее не задержать и забрел в комнату Сережки. Тому тоже надоела взрослая компания, и он обрадовался Антону. Они посмотрели коллекцию марок Сережки, потом поглазели с балкона в бинокль– подарок дедушки, потом Сережка не найдя ничего лучше принес Антону фотоальбом. Антон, скучая, листал страницы и злился, что ухлопал столько денег, а Наталья Викторовна обращает на него внимания не больше чем на соседку, которая подарила дешевый дезодорант. Он перелистнул страницу и замер. Здесь были фотографии, когда Сережа с мамой отдыхали на юге лет пять назад. Наталья Викторовна просто потрясающе смотрелась в купальнике. Антон даже ощутил, как сразу напрягся его член. Кончено купальнику было далеко до современных бикини, но он был достаточно смелым и тело учительницы было старательно обнажено. Антон возбужденно смаковал фотографии, а Сережка, не замечая его реакции, рассказывал каких он там видел крабов и какую медузу они выловили с мамой. Одной фотографии не было, вместо нее был слепой клочок оторванной бумаги.

– А это чего? – спросил Антон, показав на оторванный снимок.

– А ..., – Сережка ухмыльнулся, – тут была фотка, где мамка голая, она его вырвала.

Антон, изумленно уставился на Сережку.

– Совсем голая? А кто фотографировал? – стал допытываться он.

– Ну не совсем, сиськи только видать! А фотографировал я! – небрежно сказал Сережка. Он посмотрел на вытянутое лицо Антона, потом встал и зачем-то закрыл дверь. Антон следил за его манипуляциями. Сережка влез на стол и пошарил руками по полке. Потом спрыгнул и протянул Антону бумажку. Антон взял ее и понял, что эта та самая злополучная фотография. На ней Наталья Викторовна видимо переодевалась, когда ее окликнули. Она обернулась, неприкрытая грудь была хорошо видна в кадре, и Сережка нажал на спуск.

– Класс! – восхитился Антон, – а ты ничего! Я думал у училок дети совсем тупые растут, а ты вон мамку голую щелкаешь!

Сережка расцвел от странной похвалы, а Антон устроил ему допрос.

– Тебе интересно на мамку смотреть то? – небрежно спрашивал он. Сережка кивнул и покраснел. Антону это понравилось.

– А ты ее голой видел? Совсем чтобы?

– Ну ... иногда, – нехотя делился Сережка, все-таки разговор о маме смущал его.

– А какая у нее ...? – Антон смущенно подбирал слова, гадая, знает ли сын учительницы значения некоторых слов, и, не придумав вариантов, брякнул напрямик, – какая у нее пизда?

– Черная... там волосы у нее, – голос Сережки перешел в шепот и уши у него горели рубиновым огнем. Антон решил не мучить мальчишку и возбужденный разговором направился в зал. Там старики уже тихо пели какие-то старые песни, от которых Антон сразу заскучал, а муж соседки храпел, уткнувшись лицом в стол. Сережка прискакал следом и к удовольствию Антона включил магнитофон. Записи были новые, однако и старичок-профессор и все женщины бодро устремились танцевать. Поскакав и натопавшись вдоволь все рухнули на диван, но Сережка поставил другую кассету и комнату наполнила медленная неторопливая мелодия.

Антон сразу сообразил и быстренько пригласил именинницу на танец. Она с радостью согласилась, и Антон вывел ее на середину комнаты. Сережке пришлось танцевать с соседкой, ее протрезвевший муж пригласил на танец тощую училку, а профессору досталась толстушка. Легкий аромат французских духов кружил голову, от Натальи Викторовны приятно пахло смесью духов и красного вина. Учительница устало положила голову ему на плечо и медленно кружилась с Антоном. Антон почувствовал, как вспотели его руки, когда он опустил их чуть пониже. Наталья не обращал внимания, Антон осмелел и положил руку прямо на упругую попку учительницы. Она удивленно подняла глаза, но Антон в этот момент просто впился своими губами в ее приоткрытые губки. Наталья Викторовна сделала попытку освободиться, но не решилась привлекать внимание и терпеливо дождалась окончания поцелуя. Потом она мягко отстранилась и посмотрела на Антона с легкой улыбкой. Антон осмелел совсем и его руки начали уверенно ощупывать попку учительницы. Внимания на них никто не обращал, но Наталья вспыхнула и решительно убрала его руки. Антон огорченно вздохнул, но успокоился, и так зашел далековато... Дома ночью он долго не мог уснуть, вспоминая приятную упругость ее тела.

Когда Наталья Викторовна пришла в банк за процентами он уже ждал ее. Быстро выдав деньги он снова пригласил ее в кабинет и снова с улыбкой смотрел на ее замешательство.

– Наталья Викторовна, – осторожно начал Антон, – мне кажется, что вам не хватает денег, и что дополнительный заработок вам бы не помешал?

– Антоша! – в ее глазах вспыхнула надежда, – ты можешь что-нибудь предложить? Только ... я ведь ничего не умею, если только уборщицей?

– Ну, зачем такой красивой женщине идти в уборщицы! – улыбнулся он, – есть работа именно для ... красивых женщин!

– ?

– Ну ... видите ли, есть коллекционеры, которые коллекционируют фото эээ…. откровенные фото ... ну ... взрослых женщин и платят неплохие деньги! – он выжидающе посмотрел на нее.

Но она уже махала рукой.

– Нет, нет Антоша, и речи быть не может! Если узнают! Что ты!

– Никто не узнает, Наталья Викторовна! – отчаянно убеждал Антон, уже видя, что она не согласится. Наталья действительно стремительно выскочила из кабинета, даже не попрощавшись. Антон со злостью сломал карандаш.

Прошел почти месяц, лето было в самом разгаре, жара стояла одуряющая и Антон позабыл о бывшей учительнице, проводя все свободное время на пляже в компании друзей и девушек. Она появилась неожиданно, сама постучала в дверь его шикарного кабинета. Антон с удивлением узнал в вошедшей женщине Наталью Викторовну. Учительница сделала прическу, покрасила волосы в платиновый цвет, ровный загар покрывал голые плечи, короткая юбка доходила едва до середины бедер.

– Вау! – только и смог произнести Антон. Сейчас учительница выглядела не старше 30 и как выглядела!

– Антон, я долго думала ... и, кажется я согласна, – торопливо начала она, словно боясь, что он прогонит ее из этого шикарного кабинета, – только что-нибудь поскромнее можно найти для меня?

– О! Наталья Викторовна! Ну, разумеется!

Антон подскочил и запер дверь кабинета на защелку. Потом проворно обежал стол и вытащил из нижнего ящика цифровой фотоаппарат.

– Раздевайтесь! Я сделаю несколько пробных снимков, чтобы показать их заказчику!

– Здесь?! – бездонные синие глазищи женщины распахнулись до предела, – но вдруг ...?

– Никаких вдруг, – отмахнулся Антон, – если будем тихо, то подумают просто, что меня нет в здании.

Учительница все еще колебалась, тогда Антон подошел к ней, развернул ее спиной к себе и приподнял юбку.

– О! – поразился он, обнаружив под юбкой знакомые трусики. Он взялся двумя пальцами за тонкую резинку и потянул их вниз. Наталья замерла, казалось, что она даже не дышит. Антон спустил трусики до колен женщины, забросил юбочку на спину учительницы и, отойдя на пару шагов, сделал великолепный снимок. Потом Наталья Викторовна была усажена в то самое роскошное кресло, трусики сползли до щиколоток, блузка была распахнута, а юбка снова задрана до талии. Затем Антон быстро раздел догола смущенную учительницу и сфотографировал ее в замысловатых позах. Несмотря на замешательство, Наталья покорно выполняла его приказы и даже улыбалась в кадр. Наконец фотоаппарат сердито запищал, напоминая, что места не осталось и Антон с сожалением остановился. Наталья принялась поспешно одеваться. Антон жадно смотрел на скрывающиеся под одеждой прелести, потом вздохнул и направился за стол. Его брюки спереди подозрительно топорщились. Он достал из кармана пиджака несколько десятидолларовых бумажек и протянул Наталье Викторовне тридцать баксов. Она ошеломленно взяла, еще не веря, что за десятиминутный позор можно заработать столько же, сколько за месяц работы в школе.

– Это ... все мое? – даже переспросила она, застегивая непослушную блузку.

– Ну, это только за пробные снимки! – подбодрил Антон, – за одну съемку модели платят самое меньшее 50, а то 100 баксов.

– А у тебя много таких моделей? – тихо осведомилась она, справившись, наконец, с блузкой

Ну.. не очень, у меня всего пять женщин работают! – вдохновенно врал возбужденный Антон.– И все вот так ...? – в ее голосе Антон с изумлением ощутил, что-то вроде ревности.

– Да... нет, я сам редко снимаю, у меня помощники есть, – начал он, но, глянув в ее лицо, торопливо добавил, – но вас я буду только сам снимать!

– Хорошо, Антоша! – облегченно улыбнулась она, тогда до встречи? Когда мне ... в следующий раз подходить?

– Я позвоню!

– Ну, тогда, до свидания!

Антон открыл дверь, и женщина выскользнула из его кабинета. Он снова заперся и, дрожа от возбуждения, вывел полученные снимки на монитор своего компьютера. Через три минуты он уже дрочил как школьник увидевший трусики одноклассницы, такого с ним давно не было.

Теперь раз в неделю он звонил своей "модели" и Наталья Викторовна прибегала к нему или же они встречались у нее дома. Получив первые деньги, учительница стала держаться заметно непринужденнее и не уже краснея обнажалась перед бывшим учеником и принимала откровенные позы. Раз от раза становился смелее и Антон. Теперь он вполне откровенно лапал ее, "поправляя" то грудь, то оттопыренную попку. Однажды он сказал, что на фото ее киска должна выглядеть влажной и минут пять усердно ласкал пальцами Наталью Викторовну между ног. Она покорно раскинула ноги и даже с поспешной готовностью согласилась, что "там надо сделать влажно". Только когда учительница изогнулась в диком оргазме, Антон ошеломленно понял, что ей безумно хочется трахаться, а признаться в этом она просто стесняется. Ни говоря, ни слова, он нагнулся и приник губами к жадному горячему рту. Руки учительницы обхватили его, и она просто повисла на нем. Антон с трудом распрямился и, поддерживая училку за задницу прислонил ее к стене. Торопливо скинув брюки и плавки он освободил набухший член и быстро вогнал его прямо в развернутое лоно учительницы. Наталья застонала и еще крепче прижалась к нему, одновременно двигая тазом. Антону было не очень удобно, однако острота желания и необычность ситуации заводила его. Он подумал, что до нее никогда не трахал женщин в кабинете, но тут же отмахнулся от этой мысли, насаживая Наталью Викторовну на свой кол. Ему даже пришлось зажимать ей рот, ибо разгоряченная женщина начала громко стонать. Наконец Антон почувствовал приближающееся извержение и удвоил темп. Руки уже не держали Наталью Викторовну, но она крепко обхватила партнера ногами и его член погружался в нее, доставая до самой матки. Антон бурно кончил и едва смог донести обмякшую партнершу до кресла. Ноги Натальи Викторовны были разведены и Антон, стоя напротив, с удовольствием видел, как его сперма вытекает из разработанного им отверстия, стекает в ложбинку между ягодиц и оттуда прямо на кресло. Картина была настолько захватывающей, что член Антона снова стал напрягаться. Наталья Викторовна пришла в себя, ее грудь высоко вздымалась, рот жадно хватал воздух. Она перехватила взгляд Антона и с улыбкой развела ноги еще шире.

– Хотите еще? – удивился Антон. Наталья Викторовна кивнула и развернулась в кресле, оттопырив попку и приглашающе разведя ноги.

– Я не трахалась, с тех пор как с мужем развелась ..., – приглушенно призналась учительница.

– ???

От ее откровения глаза Антона вылезли из орбит. "Ее не ебли несколько лет? Но как так можно?!" – поразился он, но сам уже пристраивался к ней сзади. Второй заход был еще более бурным теперь Антон мог входить гораздо глубже в жадное лоно женщины и ей это нравилось. Он видел, как она дотянулась до своих трусиков и сунула их себе в рот. Только тогда он понял, что так она пытается удержаться, чтобы не закричать в полный голос. Дикий оргазм бывшей училки настолько потряс Антона, что он кончил бурным фонтаном. После этого он буквально сполз на пол, ни одна девчонка не могла его так вымотать. Наталья Викторовна обессилено лежала в кресле, ее тело слегка вздрагивало, сперма Антона, смешиваясь с ее соками, текла по ее белым бедрам, собираясь в лужицу в кресле. Наконец она шумно вздохнула и встала. Антон с удовлетворением заметил, что ее пошатывает.

– Да у нее просто бешенство матки! – подумал он, – если ее столько не ебали, вот теперь и оторвалась с учеником.

– Еще бы душ ... – слегка улыбнувшись, сказала Наталья Викторовна.

Антон усмехнулся, встал и прошел ко второй двери в кабинете. Когда он открыл ее, то Наталья Викторовна с удивлением увидела там небольшой туалет и умывальник.

– Душа нет, – усмехнулся Антон, – но есть сортир и можно умыться.

Наталья Викторовна только развела руками и поспешно скрылась в туалете. Стоя рядом с дверью, Антон услышал ее упругое журчание. Он представил учительницу на унитазе и ухмыльнулся. Потом зашумела вода и минут через десять Наталья Викторовна вышла из туалета. Она была мокрой с головы до ног, видимо все-таки сумела сполоснуться целиком даже под краном. Антон восхищено глядел на нее. Теперь нагота учительницы была совершенно другой, теперь он точно знал, что она также доступна, как и любая другая. Наталья Викторовна не торопясь, оделась, вытерла своим платком сперму с кресла и села в него, дожидаясь, когда оденется Антон. Они еще немного посидели, приходя в себя и болтая о всякой ерунде.

– Антош, когда мне в следующий раз приходить? – снова очаровательно краснея, спросила Наталья Викторовна.

– Ну, фотографироваться, я думаю на той неделе, что-нибудь подберу для вас, а если что ..., – он сделал вид, что замялся.

– Если что ...? – с улыбкой переспросила Наталья Викторовна.

– Когда вам захочется, тогда и приходите! – выпалил Антон.

– Но вдруг ты будешь занят? – дразнила его учительница.

– Я найду время! – поддержал ее шутливый настрой Антон.

Наталья Викторовна мило улыбнулась, встала и направилась к двери. В дверях она внезапно обернулась и тихо сказала: "Мне было очень хорошо с тобой! Столько удовольствия я не получала даже с мужем!" Прежде чем Антон сумел ответить, она скрылась за дверью.

Встречи с Натальей Викторовной в офисе стали регулярными. Закончив работу она сразу бежала к своему новому любовнику, и они предавались радостям секса в запертом кабинете. Обычно им не мешали, да и никто особо не догадывался чем они занимаются. Иногда они встречались у нее дома, тогда можно было разложить Наталью Викторовну прямо в ее постели, а после выматывающего траха вдвоем влезть в душ и нежить разгоряченные тела под прохладными струями воды. Наталья Викторовна смеялась и всегда говорила ему, что у нее офис лучше, чем у него – есть и постель и душ. На что Антон всегда отшучивался, что стоя "раком" в его кресле она кончает сильнее, чем на своей перине. Так прошел еще месяц, август близился к концу, Наталья Викторовна хорошела на глазах. Что делает секс с женщиной?! Она просто молодеет! – с восхищением думал Антон. Учительница становилась все непринужденнее и раскованней. Он регулярно фотографировал ее, честно платя за снимки, хотя ему уже казалось, что она будет сниматься и даром, только чтобы не потерять его. Единственное что у них не получилось, так это познать прелести анального секса. Попка Натальи была настолько узкой, что его, достаточно большой, член всегда причинял ей дикую боль, и он вынужден был отступать.

Отредактировано momson (2019-01-08 20:33:02)

0

2

Когда Наталья Викторовна прошмыгнула в его кабинет и привычно закрыла дверь на замок, Антон был чернее тучи. Наталья Викторовна быстро поцеловала своего возлюбленного и принялась стягивать трусики, когда увидела его удрученные глаза.

– Антоша, что случилось?! – испугалась она.

– Проблема ... – выдавил Антон.

– Что? Что случилось? – теребила она.

Наконец Антон "сумел" объяснить ей, что модель, которая делала для него "некоторые очень специальные снимки" переехала в другой город и теперь он не может выполнить много заказов.

– Ты мне ничего не говорил о специальных снимках! – слегка обиженно сказала Наталья Викторовна. Антон с удовольствием отметил в ее голосе нотки ревности.

– Но вы же просили поскромнее, а там...

– Что же там? – теперь в ее голосе было чисто женское любопытство.

– Ну... порнуха… крутая порнуха, очень крутая…, – Антон старательно делал вид, что смущен.

– С партнерами?

– Да!

Ты знаешь? Я вообще то уже морально готова трахнуться перед камерой …

Антон мысленно завопил от восторга, но на лице никаких эмоций не отразилось, он продолжал хмуриться.

– Но там не совсем обычные партнеры ... точнее совсем необычные!

– Как это? – изумилась Наталья Викторовна, – они что инвалиды? Или еще что-нибудь?

– Ну надо сниматься с... детишками! – выдохнул Антон и теперь пытливо смотрел за реакцией Натальи.

– С ДЕТИШКАМИ??? – до предела раскрылись синие глазищи. Антон кивнул и принялся грызть ноготь. Наталья Викторовна ошеломленно поправила прическу.

– И сколько детишкам? – осторожно спросила Наталья Викторовна.

– ??... дело в том, что найти очень трудно, чтобы не проболтался, у нас всего один был и ему было 12 лет.

– 12 лет?!!! И что же она с ним делала?!!

– ?? ..., – Антону здорово удалось разыграть смущение, – практически все делали!

– Но ведь у него ..., – учительница осеклась, но Антон понял, что она имела в виду размеры "инструмента" мальчика.

– Да дело не в размере! – отмахнулся он, – просто многие хорошо платят за фото женщин с детьми в пикантных позах! И очень хорошо платят!

– И сколько же? – машинально поинтересовалась Наталья Викторовна.

– 10 баксов за фотку вас устроит? – прямо спросил Антон. Он видел, как вспыхнуло лицо Натальи, но она не кинулась отказываться. Антон понял, что первый раунд остался за ним, теперь осталось довести задуманное до конца.

– Меня устроит но... вдруг узнают? – слабо сопротивлялась Наталья Викторовна.

– Исключено! – давил на нее Антон.

– А мальчик? – робко спросила она и села на краешек стола. Ее ноги были прямо перед лицом Антона, и он невольно вспомнил, как она садилась на его парту в школе. Но тогда ее юбка была гораздо длиннее и тогда он не мог и подумать, чтобы одним движением задрать ей ее до талии и стянуть трусики.

– Мальчик? – "задумался" он.

– Наталья Викторовна, – осторожно начал он, – если бы вы действительно решили бы снять ТАКОЕ, то мы все потеряем слишком много временяи на поиски мальчишки. Вот только если бы ...

– Что если бы? – уже нетерпеливо спросила она.

– Ваш Сережка? А? – он нахально поднял глаза на учительницу. Она чуть не упала со стола.

– !!!

Он дал ей прийти в себя и спокойно продолжал:

– Во-первых, точно не проболтается, он вроде не из болтливых у вас, во-вторых, никто ничего не будет подозревать. Если снимать квартиру и туда будете приходить вы и мальчик, то, в конце концов, кто-нибудь догадается, что дело нечисто. Ну а в-третьих, ведь мальчику я то тоже буду платить, а так все деньги останутся у вас в семье…

Она все еще молчала, но Антон видел, что она уже пришла в себя и теперь ищут просто повод, чтобы отказаться от предложения. Наконец она вроде нашла лазейку и робко спросила: "А как же та женщина?" Антон, усмехнулся про себя. Ловушка захлопнулась, лазеек он ей не оставил.

– Та женщина фотографировалась с племянником, – спокойно ответил он. Наталья Викторовна отвернулась и долго смотрела в окно.

– Не знаю..., – после долгого раздумья произнесла она, – давай попробую, но так чтобы он… ничего не делал... ничего. Антон снова мысленно усмехнулся – цепляется за соломинку, но вслух сказал: "Ну, разумеется, только намеки!" После чего он, не давая опомниться Наталье, закрыл кабинет и усадил ее в машину. Они помчались к ней домой. Всю дорогу Наталья Викторовна молчала, словно оглушенная. Антон быстро поставил машину у подъезда и потащил Наталью Викторовну в лифт. На ее беду Сережка был дома. Он с удивлением посмотрел на маму с Антоном, шмыгнул носом и направился в свою комнату. Антон кивнул Наталье Викторовне, чтобы она прошла в зал, а сам направился за Сережкой следом. Как он и предполагал долго уговаривать мальчика не пришлось. Одна только идея, что можно фотографироваться с голой мамой воодушевила его, и он с радостью согласился. Ребята вошли в зал. На Наталью Викторовну было жалко смотреть. Она сидела на краешке дивана, прямая и бледная. Антон быстро поцеловал ее прямо в губы, и она робко ответила на поцелуй. Когда их языки переплелись в сумасшедшем танце, Антон мягко, но решительно принялся расстегивать ее блузку.

– Не надо, я сама.., – вырвалась она из его объятий. Сережка сел, рядом жадно смотря на маму. Он отвела взгляд и стала быстро расстегивать пуговицы. Антон стол рядом и видел, как краснеет лицо учительницы. Но, тем не менее, она раздевалась! Скинув блузку, она со вздохом расстегнула юбочку и вышагнула из нее. Она нащупала застежку лифчика, но руки дрожали, и застежка не поддавалась. Антон, подошел, взялся за ее руки, отвел их и сам расстегнул тугой лифчик. Потом он поцеловал ее в шею и, сняв лифчик, кинул на диван. Потом он медленно развернул Наталью Викторовну лицом к сыну, наблюдая за его реакцией. Реакция оказалась совершенно нормальной и предсказуемой – у мальчика в шортах вспух заметный бугор. Наталья Викторовна снова вздохнула, когда пальцы Антона проникли под резинку трусиков и медленно спустили их к щиколоткам. Она вышагнула из них и теперь стояла перед сыном голая и прекрасная в своем смущении. Антон обнимал ее сзади и покрывал поцелуями ее шею, чувствуя как с каждым поцелуем уходит ее напряжение. Он кивнул Сережке, и тот быстро стащил шорты прямо с трусами.

– Ого! – невольно вырвалось у Антона и Натальи Викторовны одновременно.

Член Сережки хоть и был еще совсем детским, однако торчал, словно железный прутик, а головка выступала точно небольшая ракета. Все рассмеялись, напряжение в комнате спало. Теперь Антон просто командовал, как им сесть, как обняться и мама с сыном послушно выполняли его приказания. Антон забил весь фотоаппарат снимками и с сожалением разрешил им одеться. Он не стал оставаться, решив, что пока будет лучше оставить Наталью Викторовну наедине с сыном. Сами разберутся.

Он с вожделением загнал снимки в компьютер и теперь уже дрочил самозабвенно и до полного изнеможения. На следующий день он с удовольствием увидел в коридоре Наталью Викторовну. Учительница, как ни в чем не бывало, дожидалась его. Он затащил ее в кабинет и, вспоминая вчерашний день, что называется, отодрал послушную учительницу. Потом они посмотрели получившиеся вчера фотки и Антон с блаженством заметил, что Наталья Викторовна сама возбуждается, глядя на свои художества с сыном.

Он нисколько не жалел о потраченных деньгах, а Наталья Викторовна видимо теперь отчетливо поняла, что деньги могут быть заработаны в течение часа.

Антон с трудом дотерпел до следующих съемок и уже дожидался около подъезда Наталью Викторовну. Они поднялись в квартиру, причем Антон не утерпел и стащил с учительницы трусики прямо в лифте. Сережка открыл дверь и радостно улыбнулся Антону. Теперь долгой подготовки не потребовалось. Мама и сын быстро скинули одежду, готовясь снова дурачиться перед Антоном. Антон для начала заставил их пообниматься и поцеловаться. Когда Наталья Викторовна немного возбудилась от прикосновений сына, Антон поставил ее на полу "раком", а Сережку поставил сзади. Напряженный член Сережки касался маминых ягодиц и от этих прикосновений оставался чуть влажный след. Антон сам ощущал напряжение в брюках, а яйца начинали болеть., но он решил потерпеть.

– Наталья Викторовна, – попросил он, – разведите ножки пошире!

Наталья Викторовна раздвинула ноги на требуемую ширину. Антон видел, что губки ее влагалища приоткрыты, и член сынишки едва не упирается в них. Он подошел и мягко толкнул Сережку чуть вперед. Головка мальчишеского члена чуть раздвинула материнские складки и исчезла внутри.

– Ах! – Наталья Викторовна обернулась, сердито глядя на Сережку, но поняла, что это сделал Антон, перевела взгляд на него.

– Антон! Мы же договорились! – начала она, пытаясь, отстранится от сына.

– Наталья Викторовна! – жалобно начал Антон, – ну это же просто баловство! А заказчику понравятся снимки, если они будут чуть-чуть пооткровеннее!

Наталья Викторовна вздохнула, но послушно оставила член сынишки в себе. Дальше пошло проще. Теперь Антон старательно укладывал Сережку на маму в различных позах и, хотя член сына все чаще оказывался внутри матери, Наталья Викторовна покорно позволяла мальчику исследовать свое тело перед фотоаппаратом. Антон с досадой заметил, что остался последний снимок, но член уже грозил порвать брюки. Он посадил Сережку на диван, а его маму снова поставил на четвереньки перед сыном. Наталья Викторовна посмотрела на Антона, но все поняла и уже с улыбкой взяла член сынишки в рот. Антон немного раздвинул ей ноги, а руки Сережки положил матери на голову. Наталья Викторовна безропотно ждала с членом сына во рту, когда Антон справится с фотоаппаратом, но вместо этого вдруг с ужасом ощутила, как твердый член Антона вторгается в нее.

– Антон! – завопила она, выпуская сына.

– Я хочу тебя! Я уже не могу!

– ?? ... Сережа!!!

– Я думаю, он не будет против? – хрипло ответил Антон, прорвавшись в ее тело и загоняя член в ее горячую дырочку.

– Ох!

Наталья Викторовна пыталась остановиться, но яростные движения Антона уже наполняли ее тело сладкими волнами и она со стыдом ощутила, что расслабляется и уже сама пытается поймать его ритм. Сережка сидел с широко открытыми глазами. Он криво улыбался, глядя на трахающуюся мамочку. А Наталья Викторовна вцепилась в бедра сына руками, наконец, поймала нужный темп и принялась подмахивать Антону тазом. Антон подмигнул Сережке, а потом взял Наталью Викторовну за волосы и направил ее голову к члену сына.

– Нет! Нет! Не надооооооо!!! -она пыталась вырваться, но Антон упрямо двигал ее лицо к торчащему прутику. Наконец она сдалась и сразу жадно схватила плоть сына горячими губами. Сережка сразу вытянулся и, придерживая мамину голову, затаил дыхание. Антон знал, что Наталья Викторовна не очень сильна в минете, сказывалось отсутствие опыта, но Сережка тоже не был избалован такими ласками, поэтому глаза мальчика сразу остекленели и он принялся пихать свою игрушку в мамин ротик. Наталья Викторовна с удивлением поняла, что сыну нравится ее игра, и это еще больше возбудило ее. Она чувствовала, как в ее тело сразу с двух сторон проникают разгоряченные члены, и бесстыдность ситуации просто заводила ее. Впервые в жизни она трахалась сразу с двумя и неважно, что один был моложе ее на 9 лет, а другому было только 13 и он был ее сыном. Сейчас они были для нее просто горячими любовниками, а она сама была просто ненасытной самкой, которая жаждала удовлетворения. Внезапно во рту как будто что-то взорвалось, и она ощутила солоноватую густую смесь на языке. "Он кончил!" – пронеслось в мозгу. Она хотела отстраниться, но Сережка в порыве экстаза крепко держал мамину голову и ей осталось только глотнуть спермы сынишки. Но у Сережки ее оказалось очень много и Наталья Викторовна поняла, что не успевает глотать новые порции его выделений и его молодая сперма течет у нее по подбородку и капает на диван. Антон увидел, что Сережка задергался и с изумлением увидел, как изо рта Натальи побежала белая струя.

– Кончай! Кончай ей в рот!!! Еби маму в ротик!!! – не помня себя от возбуждения прохрипел он, удваивая темп и взрываясь в лоне Натальи Викторовны.

Его крик смешался с ее стоном, и они кончили вместе, рухнув сразу на пол. Антон опомнился первый. Он сел на полу и посмотрел на диван. Сережка ошарашено трогал свою письку брезгливо стряхивая с руки остатки спермы. Между ног у него была небольшая лужица, вытекшая изо рта мамы. Наталья Викторовна обессилено лежала прямо на полу у ног только что трахнутого ею сына. Антон с вожделением увидел, что ее лицо все в потеках спермы Сережки. Член Сережки был весь мокрый от ее слюны и собственной спермы. Однако Антон заметил, что мальчик уже пришел в себя и жадно рассматривает материнское тело. Новая извращенная мысль пришла Антону в голову, и он кивнул Сережке на пол рядом с собой. Сережка послушно слез с дивана и подошел к нему. Антон потрогал член Сережки и убедился, что он достаточно твердый и достаточно мокрый. Быстро привстав, он подтянул Наталью Викторовну к себе за ягодицы и развел их в сторону. Его взору и взору Сережки предстало маленькое сморщенное колечко ануса. Антон смочил свой палец слюной и быстро ввел его в попку учительницы. Она протестующе дернулась, но Антон другой рукой провел по клитору женщины и она снова расслабилась. Они с Антоном иногда так делали после неудачных попыток Антона проникнуть в нее с черного входа. Тогда Антон просто ласкал анус пальцем, а другим пальцем или даже языком раскрытое лоно. Но теперь Антон собирался сделать другое. Когда анус Натальи немного расслабился он снова кивком пригласил туда Сережку. Сережка удивился, но сегодня был день неожиданностей. Он послушно оперся ручками на мамины ягодицы и стал осторожно проталкивать свой членик маме в попку. Наталья Викторовна не сразу поняла, чем занят ее сын. А когда сообразила Антон уже крепко держал ее не давая повернуться. Она вскрикнула, когда Сережка надавил и его головка проникла через сфинктер. Сережка засмеялся, увидев как его член исчезает в попке мамы. Он быстро освоился и принялся вгонять в мамину попку свою игрушку целиком. К изумлению Натальи Викторовны боль сменилась новыми ощущениями. Она не могла сказать, что это ей доставляло удовольствие, но в теле снова поднялась волна жгучего желания и грязного возбуждения.

– Не держи! – попросила она Антона, и тот убрал руки. Наталья Викторовна чуть приподнялась, давая сыну, возможность глубже войти в нее и сильнее развела ноги.

– Ты хотел увидеть это? – жадно спросила она Антона. Тот кивнул, с нескрываемой похотью наблюдая как Сережка буравит мамину попку.

– Что сейчас делаешь? – вдруг спросил он Сережку. Тот недоуменно посмотрел на Антона и даже остановился, но Наталья Викторовна нетерпеливо дернула попкой и сын продолжил ритмичные движения.

– Я... мы .. ее ..., – неуверенно подбирал слова Сережка.

– Скажи: " я ебу свою маму в жопу!"

– Я ебу свою маму в жопу!

– Еще! Громче!

– Я ебу свою мамку в жопу! – радостно повторил Сережка.

– Тебе нравится?

– Да!!!

– А тебе? – Антон обратился к Наталье.

– Да! – с улыбкой ответила она – мне нравится, что меня ебет в жопу мой сын!

Член Антона напрягся и Наталья Викторовна ловко повернувшись, взяла его в рот. Снова ее наполняли с двух сторон. Антон дотянулся пальцами до ее раскрытого влагалища и всунул ей палец. Сквозь тонкую перегородку ее тела он ощутил двигающийся в маме член Сережки и постарался двигаться с ним в одном ритме. Сережка сразу напрягся и вцепился в мамину попку. По его лицу катились капли пота и капали на мамину спину.

– Хорошо! О Боже! Как хорошо! – на секунду выпустила член Антона Наталья Викторовна.

Сережка закатил глаза и вытянулся в струнку на маме. Антон знал, что мальчик кончил в мамину попку. Сережка свалился на маму и жадно хватал ртом воздух. Антон видел, что его сморщенный членик выскользнул из маминого отверстия, и теперь истекает каплями спермы на ее бедре. Антон вдруг вытащил член изо рта Натальи и мягко отодвинул Сережку. Он быстро лег на Наталью Викторовну и стал яростно пихать свой набухший член в ее чуть разработанную сыном попку. Наталья Викторовна напряглась, но попку не сжимала. Наконец Антон сумел вогнать свое орудие в раскаленный анус учительницы и замер. Сережка с широко распахнутыми глазами смотрел, как толстый член Антона входит в попку его мамы. Наконец Антон ввел член до конца, он отдышался и просунул руку под живот Натальи, нащупывая ее клитор. Она пропустила его руку и расслабилась под его руками. Антон сам с изумлением смотрел на свой член, погруженный в попу учительницы. Однако долго он сдерживаться не смог и судорожно дернувшись, выстрелил в заднице Натальи Викторовны. Антон сразу вытащил потерявший напряжение инструмент и сел рядом. Сережка пододвинулся поближе, с недоверием глядя на развороченную мамину попу. Наталья Викторовна перевернулась на спину и, наконец, свела ноги. Антон осторожно погладил ее живот.

– Тебе понравилось? – тихо спросила она.

– Ага! – Антон облизал пересохшие губы.

– Ну, про тебя можно и не спрашивать! – улыбнулась Наталья сыну. Тот ухмыльнулся, гладя мамино бедро.

– Мальчишки, а что дальше то будет? – тревожно спросила Наталья Викторовна.

– Дальше? Дальше будет все просто замечательно! – ответил Антон. Он поднялся и сел на диван. Наталья Викторовна и Сережка смотрели на него с пола. Антон откашлялся.

– Наталья Викторовна, выходите за меня замуж?! – пересохшими почему -то губами попросил Антон.

– Ты с ума сошел?! Замуж …

– Не сошел! Ну не хотите замуж, так можно просто жить вместе? Денег у меня достаточно, а у вас сразу два любовника будет!

– Мда… впрочем, любовники вы надо признать отменные! – неожиданно она улыбнулась.

– Ну что, Серега, берем нового папу? – озорно повернулась она к сыну. Тот закивал и криво улыбнулся.

– Только, чур, меня не ревновать друг к другу! – рассмеялась Наталья Викторовна.

– Не будем!!! – в один голос пообещали Антон и Сережка.

– Ммм, какая у нас будет первая брачная ночь! – Наталья Викторовна лукаво закатила глаза.

– А уж медовый месяц …, – пообещал Антон.

0


Вы здесь » Библиотека русского инцест клуба » Субботние чтения » Д. & Л. Субботины Новая работа для учительницы