Гертруда Белла

Немножко шлюха

Выходной день. Полдень.
Я лежу на тахте, широко раздвинув ноги. На мне сопя и кряхтя вовсю трудится Виталик.
Виталик мой племянник, сын моей младшей сестры, Риты.
Ему 15 лет.
Я у него в гостях.
Я не раздевалась, только сняла свитер и задрала юбку.
Виталик тычется носом мне между чашечек бюстгальтера.
Я прикрыла глаза.

Сегодняшним утром, я собралась к Рите. Не потому что соскучилась, а по меркантильным соображениям, чтобы занять до получки тысячи три деревянных рублей. Никак не получается у меня, в последнее время, сводить концы с концами.
Я не стала Рите звонить и ее предупреждать, и напрасно.
Я не звонила в дверь, а открыла своим ключом. Меня постигло разочарование. С самого утра Рита с мужем Эдуардом уехали по магазинам. Дома только их сын Виталик.
Я колебалась. Остаться подождать, или прийти еще раз, ближе к вечеру?
Мое внимание привлекла картонная коробочка небольших размеров, которая стояла у Виталика на столе. Она была раскрыта и в ней лежали бумажки. Денежные знаки долларов США. Сколько именно было непонятно.
Видимо, это личные средства Виталика, он их пересчитывал, а я застала его врасплох.
Сверху на долларах лежала еще одна бумажка, вырезанная из газеты. Я взяла ее в руки.
"Агентство интимных услуг "Аэлита".
Я посмотрела на Виталика, он отвел глаза.
- ты собираешь деньги на э-т-о?

Виталик молчал, но густо покраснел.
Ясно, что на это - подумала я. - надо же 15 лет, а уже … Боже, он же несовершеннолетний, какое агентство? Это же уголовное дело - растление и прочее.
- Виталик, а ты им сказал, что тебе нет восемнадцати?
- сказал - еле слышно ответил Виталик, видимо понимая, что отпираться бессмысленно.
- и что, они все-равно готовы оказать тебе э-т-и услуги?
- да. Только они назвали очень большую цену.
- сколько же?
- триста долларов.

Ничего себе - подумала я.
- и сколько ты уже собрал?
- двести пятьдесят.

Я представляю себе откуда у него деньги. Мальчик, значит не обедает, наверное, ходит пешком, отказывает себе во всем, чтобы не тратить деньги, которые ему дают папа и мама.
- и как долго ты их собираешь?
- полгода.

Да. Желание секса у мальчика не просто сильное, а сверхсильное.
Я помолчала.
Господи! Я мечтаю занять в долг 3 тысячи деревянных, а тут целых 250 зеленных, стоит только удовлетворить желание мальчика, у которого через край перехлестывают гормоны.

Мои мысли замелькали как в пестром калейдоскопе.

Нельзя? Почему?
Разница в возрасте. Родственники.
Нормы приличия. Мораль.
А с другой стороны, мораль придумали люди сами.
В природе все проще.
Я еще когда училась в институте поразилась одному факту.
Вот, курочка снесла яичко.
Вылупился цыпленок. Петушок.
Через полгода, он уже возмужавший петух.
Хозяева решили его оставить, а старого петуха пустили на суп.
Молодой петушок бегает за курочками и вовсю их топчет.
В том числе и ту, которая снесла то яичко, из которого вылупился он сам.
То есть он оплодотворяет собственную маму.
И никакая мораль ему это не запрещает.

Это только курицы, а есть и другие виды животных.

Я прервала поток своих мыслей, еще раз посмотрела на коробочку с долларами.
- Виталик, и сколько времени у тебя уйдет на то, чтобы собрать недостающие 50 долларов?
- больше месяца.
-а какую именно ты хочешь девочку?
- мне все равно, но лучше бы взрослую тетю.

Виталик отвечал нехотя, не глядя на меня. Он чувствовал себя разоблаченным, изобличенным и ожидал наказания. Так мне показалось.

- Виталик, а хочешь не ждать этот месяц?

Он поднял на меня глаза. В них читалось удивление.
- тетя Эля, Вы хотите мне добавить денег?
- нет, Виталик - меня стала забавлять его растерянность - я тебе отдамся сама, прямо сейчас. Хочешь?

Виталик смотрел на меня. Он открыл рот, но не произносил ни слова.
Я провела рукой по своей груди и повела ее вниз, на талию и по бедру.

- хо-о-чу - хрипло сказал, наконец, Виталик.

Я задернула шторы, медленно сняла свитер, и медленно стянула колготки и трусики.
Виталик смотрел на меня не отрываясь.
Но я успела отметить, как выпирает у него половой член через ткань спортивных штанов.

И вот я улеглась на спину и развела ноги.
Виталик ожил. Стремительно снял штаны, трусы, футболку, майку, и абсолютно голый полез устраиваться у меня между разведенными ногами.
Я поняла, что это его первый в жизни секс.
Виталик волновался, торопился и никак не мог попасть.
Я взяла в руку его ствол и направила куда надо.
Когда член вошел, я погладила Виталика по голой спине.
- не спеши. Я никуда не ухожу. Будем столько, сколько ты хочешь.

Я смотрю на часы.
Виталик наслаждается мною, уже 20 минут. Пускай.
Время от времени, я двигаю попой ему навстречу, в такт его движениям. Помогаю достичь оргазма.

Струя спермы ударила внезапно.
Я снова глажу Виталика. Он вздрагивает.
- тебе понравилось?
- очень понравилось, тетя Эля.
- значит, я могу забрать эти 250 долларов?
- да, конечно, разумеется, тетя Элля. А когда? … - вопрос Виталика повис в воздухе, он его не закончил, но я поняла.
- когда, е-щ-е?
- у-г-у.

Я снова погладила Виталика по спине, его член обмякал, но еще был во мне.
- я же не агентство - скокетничала я. Виталик вздрогнул - нет, я имею ввиду, что ты приобрел абонемент - я весело засмеялась. - по выходным звони тете, телефон помнишь?
-помню - выдохнул Виталик, и нежно поцеловал меня в левую грудь.

Я провела в ванной не менее 15 минут, а затем в прихожей, Виталик вручил мне зеленные банкноты. Мы минут 10 нежно прощались. Он обнял меня за талию и шепнул на ушко, что любит меня.
А потом опустил руку ниже.

Я шла по улице.
В голове пестрым калейдоскопом вертелись мысли.
Рита. Племянник. Возраст. Приличия. Мораль курица. Яйцо.
Боже, я отдалась своему племяннику за деньги! Я же шлюха!
Вспомнилось из юности.
Мама отчитывает Риту
- как ты оделась? Посмотри на Элю! Вот порядочная девушка, а ты? Как шлюха!

Знала бы мама…
Я села в маршрутку.
Мысли беспорядочно продолжали мелькать в голове.
В следующее воскресенье позвонит Виталик. В том, что он позвонит, а затем прийдет, я ни минуты не сомневалась.

Я перехватила взгляд молодого человека. Он старше Виталика, но ему не более 25 лет. Он с интересом на меня смотрел. Так смотрит мужчина-самец на приглянувшуюся ему самку.
Я отвернулась к окну и улыбнулась.
А я еще, значит, ничего.
И как-то весело подумалось, что я все-таки, немного шлюха.