Гертруда Белла

Забитый мальчик


Этот мальчик живет у меня вторую неделю. Он худенький, и испуганный. Он рос в детском доме, а теперь у него обнаружились родственники за границей. Скоро он уедет к ним. Но пока, идет оформление документов. Процедура долгая.

Он меня немного раздражает. Своей покорностью и готовностью подчиняться. Хотя, детдом по-разному влияет на детскую психику.

Я сама не ожидала, что так получится. Но я взорвалась. Началось все с того, что я испытывала животное желание секса. Три ночи подряд мне снилось, что меня хотят, и пытаются насиловать.

Днем я делала уборку. Когда я резко открыла дверь, то увидела как он сидит на диване, и терзает свой член. Конечно, он себе представляет кого угодно, но только, не меня. Сейчас он еще и диван обрызгает. Эта струя спермы предназначена не мне.

Он обернулся, и испуганно взмахнул руками.

- Мастурбируешь? - я плохо владела собой от злости - верну в детдом. Там будешь ждать, пока оформят твое право на выезд за границу. Понял?

- понял. Тетя, не ругайтесь, я больше не буду.

- так я тебе и поверила. Кобель маленький.

- я правда, не буду - он едва не плакал, но это только еще больше распаляло меня.

- будешь. Я знаю.

Я терроризировала его два дня. Он стал вздрагивать при одном моем обращении к нему.

- ну что рассказать твоим заграничным родственникам, про то, чем ты занимаешься?

- не надо. Я же больше не буду.

- не будешь? а почему так долго в туалете сидел?

Он сжимал губы, он с трудом сдерживал слезы. Он прошептал:

- ну что мне сделать, чтобы вы больше меня не ругали?

- что сделать? - я на миг ошарашено на него смотрела, - ты готов искупить свою вину?

Он кивнул головой.

- Да, я все сделаю, что вы захотите. Пожалуйста, не ругайте меня больше. – он так искренне это сказал, что я поняла, что он, и в самом деле, сделает все, что я ему прикажу. Я прикрыла глаза. Чего я хочу?

Я хочу, чтобы он меня удовлетворял. Неужели, это возможно?

- идем в комнату - я это сказала твердым голосом.

Он покорно пошел за мной. Я на его глазах стянула с себя трусики. Он молчал. Я легла на диван, на тот самый, на котором он, у меня на глазах, онанировал. Я приподняла попу и задрала на себе подол халатика. Потом развела ноги и согнула их в коленках.

- Иди сюда. Целуй и лижи меня тут - я показала пальцем на свою письку.

Он ничего не сказал, но послушно полез на диван. Его голова была между моими ногами. Я почувствовала, сначала, его горячее дыхание, а потом он впился губами в мой клитор. Это было восхитительно.

- нежнее, не кусай. - командовала я - лижи выше, а там трогай пальчиком, но не пихай глубоко.

Он послушно выполнял все мои указания.

Я стала не влажной, а мокрой. Я не просто развела ноги, а подняла их вверх.

- Давай быстрее.

Он лизал меня языком и впивался губами. Я была готова испытать оргазм, но еще чего-то не хватало.

- у тебя стоит?

Он что-то промычал, не отрываясь от моей женской прелести, расположенной между моими ногами.

- развернись валетиком.

Он послушно лег так, что его ноги были теперь обращены в мою сторону. И снова впился губами туда. Его пальчик шарил в моем влагалище.

- не так сильно! - крикнула я.

Пальчик замер на одном месте.

Я расстегнула его штанишки. Член выпрыгнул из них, мне в лицо. Я взяла его в руку.

- Хорошо тебе?

Он на мгновение оторвался от своего занятия

- да, тетенька, хорошо.

- продолжай, лизать.

Я стала мять его упругий член. У меня есть, теперь, мужчина. Я держу в руках его член, который стоит на меня. Этот мужчина лижет мою письку.

Он меня хочет.

Я начала дрожать, меня била дрожь. Наслаждение разливалось, не оставляя пустого пространства. Я повернула голову и взяла его агрегат себе, в рот. Мальчик всхлипнул, и тугая, липкая струя спермы ударила мне в небо. Я сосала его опадающий член, а он вздрагивал, продолжая меня лизать.

Я вздохнула

- все, хватит. Ты умница.

Мальчик застегнул штанишки.

- Вы больше на меня не сердитесь?

- не сержусь, но тебе придется так делать каждый день, и спать ты, теперь, будешь со мной. Ты понял?

Он кивнул головой.

- я согласен, тетя.

Через месяц он уехал за границу. Иногда он мне присылает открытки. Он на меня не обиделся.

А я?

А я никогда не испытывала ничего острее и прекраснее, чем ощущение его худенького тела на себе. Его пухлые губки на моем клиторе. Его упругий член в моем влагалище, или у меня во рту.

Так все странно, и прекрасно.