Гертруда Белла

Коммунальные квартиры прошлого



У меня была маленькая комната в огромной коммунальной квартире.
Я работала сутки через трое.
Я не знала, чем себя занять в свободное время, поэтому охотно согласилась приглядывать за соседским мальчиком. Встретить его со школы, приготовить покушать, усадить за уроки. Его мама и папа были мне благодарны. Коля, сделав уроки, играл в моей комнате. У меня была иллюзия, что я не одинока, рядом со мной есть кто-то.

Коля как обычно играл на полу, расставив по всей комнате отряды игрушечных солдатиков. Я расстелила покрывало на столе и гладила белье, накопившееся после стирки. Я не заметила, как Коля залез под стол, и не обратила внимания, что он притих.
Его рука коснулась моей ноги и поползла вверх по внутренней стороне бедра. Я замерла. Он сейчас смотрит снизу вверх мне под юбку. А кто и когда туда смотрел?
Рука осторожно продвигается все выше и выше. Я машинально вожу утюгом, разглаживая свою ночную рубашку.
Рука дотянулась. Сейчас она коснется моего лобка. Я расставляю ноги шире. Это инстинктивно. Это рефлекторно. Это я не специально.
В коридоре раздаются шаги и голоса. Это родители Коли вернулись домой. Пришли вместе, значит папа встретил маму после работы. Коля вылез из-под стола. Мне показалось, что он это сделал неохотно, и отправился к себе.
Странно, он еще совсем маленький, а ему уже интересно потрогать женские ножки.

Я не люблю делать уборку, но время от времени делать ее надо. Тем более, что под кровать, упали мои очки. Коля мирно играет с железной дорогой, которую он выстроил на полу.
Я заглядываю под кровать. Очки, действительно, тут, правда у самой стены. Делать нечего, я лезу под кровать, снаружи остается моя попа, которая почему-то высоко задрана так, что я упираюсь поясницей в кромку кровати. Почему так? Не знаю, я не умею по-другому. И снаружи остались мои ноги. Для устойчивости, я слегка развела их в коленках, на которых и стою.
Очки я нашарила и взяла в руку. Тряпочкой, которую я прихватила с собой, протираю скопившуюся пыль. Кое-где дотянуться не просто и я ерзаю, пытаясь достать все углы. Я увлеклась и забыла про Колю, а напрасно. Но разве я могла такое предположить?
Коля подходит ко мне и задирает на мне юбку. Я обалдела от удивления. И что он собирается делать дальше?
А заперта ли дверь на защелку? Не хватало, чтобы нас застали в такой пикантной ситуации. Я напряженно вспоминаю про защелку, и не могу с уверенностью сказать, что она закрыта. Это меня беспокоит.
Коля гладит руками мою попу. Он стоит между моими разведенными в сторону ступнями, вплотную прижимаясь ко мне. Мне интересно, что он станет делать, я не решила как мне самой поступить, и мня очень беспокоит вопрос относительно защелки на дверях.
Слышится шорох одежды. Коля спускает свои штанишки - догадываюсь я. Вот это интересный поворот. Я замираю. Неужели он способен мной овладеть? Или его мужские инстинкты направляют его, но преждевременно? Может он как молодой петушок попытается запрыгнуть на взрослую курицу, и не сумев ничего сделать, вернется к своим игрушкам? Я такое наблюдала, когда была в деревне.
Коля оттягивает в сторону мои трусики. Я больше ничего не протираю своей тряпочкой. Я неподвижно застыла в этой позе. Я слушаю и чувствую. Коля прижимает к моей письке свой колышек. Он начинает учащенно дышать.
Меня, тем не менее, беспокоит этот вопрос, и я из-под кровати спрашиваю:
- Коля, посмотри, пожалуйста, закрыта ли дверь на защелку? Если не закрыта, закрой ее. А то я тут застряла под кроватью, будет неудобно, если кто-то войдет.
Я не специально. Но я ловлю себя на том, что предоставляю Коле возможность думать, что я пока ничего не понимаю, и ничего не подозреваю о его намерениях.
Коля сразу реагирует:
- сейчас.
Он быстро бежит к двери, и я слышу звук сработавшей дверной защелки. Вот так будет уже хорошо.
Коля уже стоит в том же положении. Он снова оттянул мои трусики, и видимо другой рукой направляет свой член. Действует он, как мне кажется, более смелее и увереннее.
Я чувствую, что его колышек елозит по моей письке, касаясь ее снизу вверх. Я немножко опускаю попу ниже. И почти сразу его стержень лезет в мое влагалище.
Член небольшой. Но и моя писька, по причине длительного отсутствия сексуальных отношений, узенькая. И потом, она у меня сухая. Так что и этот небольшой член входит туго и плотно.
Коля задыхается. Я удивлена. Маленький мальчик, а повадки мужские.
Коля выпускает свой член из рук, и выпускает мои трусики. Он обеими руками обхватывает мою попу, и активно начинает двигать членом вперед и назад.
Я молчу. Я оставляю себе возможность делать потом вид, что ничего не произошло. Что будто бы я ничего не заметила.
Коля водит рукой по моему бедру. Он мнет мою попу, а потом его рука скользит вниз по моей ноге, и снова возвращается к попе. Другая рука норовит пробраться к животику, но не получается, и тогда она возвращается к моим трусикам.
Я закрываю глаза. Я представляю себе, что рыцарь на белом коне, который только что победил на турнире выбрал меня королевой. Я отдаюсь ему, под завистливые взгляды, придворных дам.
Коля все быстрее двигает членом. Раздается характерное чмокание. Я стала влажная? Ничего себе.
Член Коли неожиданно выскакивает. Коля шепчет - ай. И торопливо пихает его опять в мое лоно. Член снова входит. На этот раз мягче.
У меня нет часиков на руках, мне интересно, как долго это продолжается, наверное, минут пятнадцать.
Член Коли задергался. Я чувствую это. Коля замер, крепко обхватив мою попу. Наверное он кончил. А вот была ли сперма? Этого я не поняла.
Я подождала пока Коля извлечет, потом оденет штанишки. Я шумно повозила тряпочкой по полу, и кряхтя, пятясь задницей, вылезла.
Я посмотрела на часы. Прошло около сорока минут.
Коля сидел возле своей железной дороги, и искоса наблюдал за мной. Я как ни в чем не бывало, отряхнула юбку и весело объявила:
- будем пить чай. Я пошла ставить чайник.
Пока чайник закипал, я тщательно промывала влагалище. Так была сперма или нет? Я так и не смогла уверенно определить, ни наличие, ни отсутствие.
Чаепитие прошло как обычно.
Но во взгляде Коли появилось что-то новое. Мне трудно передать что именно. Что-то не совсем детское, которое смешивалось с детским, но не растворялось в нем.

На следующий день, я вышла на работу, на сутки. Я пришла домой в воскресенье. Родители возили Колю в гости к бабушке. Увиделись мы с ним снова, только в понедельник, спустя три дня после нашего приключения.
Он, как всегда, прийдя со школы, покушал и сел в моей комнате делать уроки. А я уселась напротив, повернувшись боком к столу и принялась за вязание.
Я не люблю вязать, мне не хватает терпения. Особенно не люблю вязать крючком. Но если вязать спицами, то монотонное перебрасывание нити и сплетание узелка за узелком, успокаивают и позволяют думать о чем-то постороннем и приятном.
Прежде чем сесть за вязание, я защелкнула дверную защелку. Нет, я не собиралась ничего повторять, или что-то провоцировать. Но так мне спокойнее.
Я вязала и размышляла о том, что по законам общества я совершила преступление. Оно называется совращение и растление малолетних. То, что инициатива исходила от самого Коли, никто в расчет не примет. Меня угнетали эти мысли и я сосредоточилась на мелькании спиц.
Коля пыхтел над задачкой по арифметике. Вдруг он воскликнул:
- ничего не понимаю. Ну и как это решить?
- а что там спрашивают?
- в бассейн поступает, и вытекает, и как быстро он заполнится?
Я, к сожалению, не имея приличного образования. Всего семь классов сельской школы. Но мне нравилась арифметика. Я задумалась.

- а ты отними из того, что втекает то, что вытекает. Получится чистый приток воды. А потом полную емкость бассейна подели на этот чистый приток. Должно получиться время, когда эта лоханка полностью заполнится.
Коля посмотрел на меня, осмысляя сказанное. Потом стал производить расчета. Его глаза засияли.
- здорово! Какая вы умная, тетя Надя!
Он вскочил со своего места и обогнув стол стал рядом со мной. Он потянулся поцеловать меня в щечку.
Прежде чем, я успела подумать, я развела ноги, чтобы он мог стать ко мне вплотную. Он сразу встал между ними и тесно ко мне прижался. Я успела отметить, что его член сейчас как раз на уровне моей письки.
Коля чмокнул меня в щечку, а потом в шейку. Я почувствовала, что его колышек через материал штанишек ткнулся в мою письку.
Юбка моя задралась. Коля снова чмокнул меня в щечку, а сам в это время елозил членом по моей письке. И хотя это было через материю его штанишек и моих трусиков, я ощущала твердость его колышка. Мое вязание оказалось смятым между нами.
Коля стремительным движением спустил с себя штанишки, и запустив пальцы мне между ножками, сдвинул в сторону мои трусики.
Все происходило быстро.
Я машинально раздвинула ножки еще шире, и подалась вперед на стуле. Колин член уже вошел в меня. Коля обхватил мою талию, и зажмурив глаза шуровал членом внутри моей письки.
Я погладила его по голове, и ласково, шепотом спросила:
- ну и что ты делаешь?
Коля шумно вздохнул.
- вы такая хорошая. Когда я о вас думаю, у меня становится такой твердый.
- а раньше он не был твердым?
Коля ускорял движения, я почему-то испытывала острое желание, чтобы ему было приятно.
- не торопись. Я никуда не убегу. Расскажи мне, как давно, у тебя стал твердеть?
- я не помню. Мне один раз приснилось, что я с вами лежу в кровати, и вы мне его трогаете. Было так здорово. Я потом несколько дней вспоминал.
Коля стал двигать членом медленнее, но размашисто. Я еще подалась вперед, подставляя ему свое лоно.
- а почему тебе приснилась я? Разве в школе нет девочек, которые тебе нравятся?
- девчонки? - Коля изобразил гримасу - фигня, даже водиться с ними не хочу. Воображалы, дуры с куклами со своими.
- зачем ты так о девочках. Я тоже когда-то была девочкой, и тоже играла в куклы.
- не знаю. У вас такая попа хорошая, что хочется ее трогать.
- а у девочек разве не такие попки?
Коля фыркнул
- какие там попки.
- значит тебе нравится моя попа?
- ага.
Коля снова зачастил. Я положила руку на его спину, и стала регулировать частоту движений. Он послушно подчинялся моей руке.
- а зачем ты трогал мои ножки, когда я гладила?
- а я снизу к вам под юбку смотрел. Там так интересно и здорово. у меня твердым стал. И захотелось потрогать.
- а что там интересного?
Я почувствовала, что он сейчас будет кончать. Он уже закатил глазки, и кажется ничего более не воспринимал, кроме дрожания своего члена внутри моей письки.
А я снова с удивлением отметила, что опять стала влажная. Меня тоже что-то во всем этом возбуждает.
Что именно? Такое искреннее желание мальчика, направленное на меня? Или это мое полу-материнское, женское желание сделать ему приятное? Или что-то еще? Я не знаю на этот вопрос ответа.
Я подождала пока Коля успокоится. Я снова так и не поняла, была сперма, или не было?
- ты закончил уроки?
- да, тетя Надя.
- я пошла ставить чайник - я помедлила - Коля, а ты понимаешь, что никто не должен знать о том, что мы с тобой делаем?
Он внимательно на меня посмотрел и ответил серьезно:
- конечно, тетя Надя. Это же наша тайна. А тайну нельзя выдавать никому, даже если я попаду в плен.
Я улыбнулась.

Пошли дни, недели и месяцы. Коля рос. Наша связь не прекращалась. Теперь, мы раздевались и вместе лежали на кровати. Я отчетливо помню тот день, когда Коля вернулся с летних каникул. Он вбежал ко мне в комнату, захлопнул дверь на защелку и бросился ко мне.
- тетя Надя, как я соскучился.
Он был неутомим в постели. Он вырос, он страстно меня целовал. Он довел меня тогда до оргазма. Я была ошеломлена его ураганом.

Шли годы. У меня уже не было сомнений, насчет наличия или отсутствия спермы. Сперма была, и Коля не жалел ее для меня. Самое удивительное, что никто так и не узнал о нашей связи. Коля, действительно, умел хранить тайну. Правда его глаза иногда горели, глядя на меня, но это было единственное, чем он мог нас выдать.

А потом наступило время, когда я осознала необходимость исчезнуть из его жизни. Я не могла привязать его к своей юбке. Он взрослел, а я старилась.
Колю призвали в армию. Нашу коммунальную квартиру расселяли, и я получила однокомнатную квартиру. Я ее сразу обменяла на равноценную, но в ближайшем пригороде. Я попыталась запутать следы.
Я не знаю искал ли меня Коля. Но понимала, что так будет лучше. Лучше для него.
Но мне хочется думать, что он вспоминает обо мне. А я всегда вспоминаю о нем.